Законы о храме.

Глава 1

1. Повелевающей заповедью является устроить Всевышнему готовый дом, в котором приносят Ему жертвоприношения и в котором появляются трижды в год на праздники, как сказано: «И сделайте Мне Храм» (Шмот 25; 5). Как в Торе уже объяснялось, Скиния, которую сделал наш учитель Моше, была временной, как сказано: «Ибо не пришли вы до этого времени и т.д.» (Дварим 12; 9).

2. Как вошли в Святую Землю, то установили Скинию в Гилгале на четырнадцать лет, в течение которых захватывали и распределяли Святую Землю, а оттуда пришли в Шило и построили там дом из камней, расстелили полотнища Скинии, и не было на ней потолка, и триста шестьдесят девять лет стояла Скиния в Шило. Когда умер Эли, была разрушена, и пришли в Нов, где построили Святыню, а когда умер Шмуэль, была разрушена, и пришли в Гивон, и построили там Святыню, а из Гивона пришли в Вечное строение, время в Нове и в Гивоне пятьдесят семь лет.

3. Как был построен Храм в Иерусалиме, были запрещены все места для строительства в них дома для Всевышнего и принесения в них жертв. Дом для всех поколений расположен исключительно в Иерусалиме на горе Мория, о которой сказано: «И сказал Давид: это и есть дом Г-спода Б-га, и это жертвенник всесожжений для евреев (Диврей а-Ямим 22:1); и сказано: «Это покой мой на веки вечные» (Теилим 132;14).

4. О здании, которое построил Шломо, уже объясняется в книге Млахим, а также строение, которое будет отстроено в будущем, хотя о нём описано в книге Иехезкиэля, оно не растолковывается и не объясняется; люди Второго Храма, когда в дни Эзры пришли и отстроили его подобно строению Шломо, как об этом толкуются в книге пророка Иехезкиэля.

5. Вот предметы, которые являются основой строения Храма: в нём делают Святое и Святую Святых, а перед Святым будет одно место, называющееся Залом («Улам»). Все три составляющие называются Чертогом («Эйхал»). Делают другую перегородку вокруг Чертога вдалеке от него на подобие плетёного дворового забора, который был в пустыне. Вся окруженная территория этой перегородкой подобна двору Шатра Откровения, и она называется Храмовым двором («Азара»). Все объекты вместе называются Святыней.

6. Делают в Храме сосуды: жертвенник для всесожжений и остальных жертвоприношений, пандус для подъёма по нему на жертвенник — его место перед Храмовым Залом, и он протянут к югу; умывальник и подставка его для освящения рук и ног священников для Храмовой службы — его место между Залом и жертвенником, и он протянут к югу, слева от входящего в Святыню; жертвенник для воскурений, светильник и стол — все три были на Святой части Храма перед Святой Святых.

7. Светильник слева от входящего, стол, на котором хлебы приложения, расположен справа от входящего — оба сбоку снаружи от Святая Святых; жертвенник воскурений протянут между двух наружу. Делают внутри Храмового двора пределы: до сих пор для евреев из других колен; до сих пор для священников. Отстраивают здания для остальных надобностей Храма, каждое здание называется палатой.

8. Когда строят Чертог и Храмовый двор, строят большими камнями; если не нашли камней, то строят из кирпичей. Не раздалбливают строительные камни на Храмовой горе, но их раздалбливают и крошат подальше от неё, а потом заносят их на стройку, как сказано: «Камни большие, камни дорогие, чтобы основать дом из тёсанных камней» (Млахим I, 5:31). Сказано: «И молот, и топор, все железные орудия не будут услышаны в доме при отстройке его» (там же, 6:7).

9. Не строят в нём выступающее дерево, но только или камнями, или кирпичами с известью. Не делают деревянные веранды по всему Храмовому двору, только каменные и кирпичные.

10. Покрывают пол всего Храмового двора тяжёлыми камнями; если убрали камень, хотя он стоит на своём месте — поскольку двор испортился, то он стал непригодным. Запрещается служащему священнику стоять на нём во время службы, пока не встроят его в земле.

11. Наилучшей заповедью считается укрепить строение и поднять его, насколько желает этого общество, как сказано: «И возвысит дом Б-га нашего» (Эзра 9:9). Украшают и улучшают его, насколько это возможно: если могут покрыть его золотом и возвеличить в деяниях — это считается заповедью.

12. Не строят Храм ночью, как сказано: «И в день установки Скинии» (Бамидбар 9:15) днём устанавливают, а не ночью. Занимаются строительством от восхода зари до выхода звёзд. Все обязаны строить и поддерживать его самим собой и своим имуществом, мужчины и женщины, как в Храме пустынном. Не отменяют уроки в доме учения ради строительства. Строительство Храма не отодвигает праздник.

13. Жертвенник делают в форме строения из тёсаных камней, и это сказанное в Торе: «Жертвенник земляной сделает мне» (Шмот 20:24) должен был присоединён к земле: пусть не отстраивают его ни на пагорбах, ни над пещерами. Так сказано: «А если жертвенник каменный» (там же, 28). Из услышанного выучили, что это необязательно.

14. Любой камень, на котором появился изъян тем, что по нему провели ногтём подобно ножу для заклания, становится непригодным для пандуса и жертвенника, как сказано: «Камнями целыми построишь жертвенник Г-споду» (Дварим 27;6). Откуда приносили камни для жертвенника? Из девственной земли. Копали, пока не доходили до известного места, в котором не выполнялась ни земляная, ни строительная работа, и оттуда вынимали камни; или из Великого Моря и ими отстраивали. То же самое камни Чертога и Храмового двора были цельными.

15. Камни Чертога и Храмовых дворов с изъяном или отрезанные являются непригодными; они не подлежат выкупу, и их нужно спрятать. Любой камень, которого коснулось железо, хотя он не был повреждён, становится непригоден для строительства жертвенника и пандуса, как сказано: «Ибо мечом твоим ты махал над ним и осквернишь его» (Шмот 20; 25). Строящий из камня, который коснулся железа жертвенника или пандуса — подвергается бичеванию, как сказано: «Не отстраивай их тёсанными» (там же). Строящий камнем с изъяном нарушает повеление.

16. Камень с изъяном или которого коснулось железо, после того, как из него отстроен жертвенник или пандус — тот самый камень непригоден, а остальные — пригодны. Белят жертвенник дважды в году: В Песах и в праздник Суккот. Когда их белят, белят тряпкой, а не куском железа, ибо оно может дотронуться до камня и сделает его непригодным.

17. Не изготавливают ступени для жертвенника, как сказано: «И не поднимайся по ступеням на моём жертвеннике» (там же 27). Его строят подобно холму от южной части жертвенника, уменьшая и опускаясь от вершины жертвенника до земли, и это называется «пандусом». Поднимающийся по ступеням жертвенника подвергается бичеванию. То же самое, разрушающий один камень от жертвенника или от всего Чертога или между Залом и жертвенником, полностью уничтожая его, подвергается бичеванию, как сказано: «И уничтожите их жертвенники и т.д. не делайте так Г-споду Б-гу вашему (Дварим 12; 3-4).

18. Светильник и сосуды его, стол и сосуды его, жертвенник воскурений, и все служебные сосуды — делают их исключительно из металла, если их сделали из дерева или из кости или из стекла — они непригодны.

19. Было общество бедным — его делают из олова; если разбогатели — делают их из золота. Даже кропильницы, шампура, лопаты жертвенника всесожжения и меры, если есть возможность у общества, изготовляют их из золота, даже ворота Храмового двора покрывают золотом, если такая появится возможность.

20. Изготовляют все сосуды изначально только во имя святыни. Если изначально изготавливались для обычных целей — не делают их для высших целей. Высшие сосуды, пока их не использовали для высших целей, имеют право использовать для обычных целей. Как только использовали их для высших целей, они запрещаются для обычных целей. Камни, брёвна, которых высекли для строительства синагоги, не строят ими на Храмовой горе.

Глава 2

1. У жертвенника самое чётко установленное место, его никогда не сдвигают с места, как сказано: «И это жертвенник всесожжений для Израиля» (Диврей а-Ямим 22:1). На территории святыни было наложение пут Ицхака, как сказано: «И иди себе на гору Мория» (Берейшит 22:2). И сказано в книге Диврей а-Ямим: «И начал Шломо строить дом Г-споду в Иерусалиме на горе Мория, которая показалась Давиду, отцу его, который подготовил в месте Давида на гумне Аравна-евусея» (Диврей а-Ямим II 3:1).

2. Существует всеобщее предание: место, в котором Давид и Шломо построили жертвенник на гумне Аравны, является местом, на котором Авраам построил жертвенник и совершил наложения пут Ицхаку, и является местом, где Ноах при выходе своём из ковчега построил жертвенник, тот самый жертвенник, на котором Каин и Эвэль приносили жертвы, и на котором принёс жертвоприношение первый человек Адам, когда он был создан, и из него он был создан. Мудрецы сказали: человек из места своего искупления был создан.

3. Размеры жертвенника чётко установлены, а его форма известна согласно традиции; жертвенник, построенный вернувшимися из изгнания подобен жертвеннику, который будет воздвигнут в будущем; нельзя убавлять от его размеров и прибавлять к ним.

4. Три пророка взошли с ними из изгнания: один дал свои показания о месте жертвенника; один имел показания о его размерах; один имел показания, что на этом жертвеннике приносят все жертвы, хотя пока Храма нет.

5. Жертвенник, который изготовил Моше и изготовил Шломо, и изготовили вернувшиеся изгнанники, и который будет воздвигнут в будущем — все они десять локтей в высоту, а написанное в Торе «И три локтя высота его» (Шмот 27;1) — это только место расположения дров; жертвенник, воздвигнутый вернувшимися изгнанниками, и который будет воздвигнут в будущем — размер его длины и ширины тридцать два локтя на тридцать два локтя.

6. Десять локтей высоты жертвенника, при которых, по некоторым мнениям, один локоть равняется пять пядей, а по некоторым мнениям — шесть пядей; все остальные строительные локти составляют шесть пядей; высота всего жертвенника: пятьдесят восемь пядей.

7. Таков размер и форма жертвенника: поднялся на пять пядей, и зашёл вовнутрь на пять пядей — это основание. Выходит: ширина тридцать локтей и две пяди на ширину в тридцать локтей и две пяди. Поднялся на тридцать пядей и зашёл вовнутрь на пять пядей — это окружение («совев») (поднялся на восемнадцать пядей — это место расположения дров); выходит: его ширина двадцать восемь локтей и четыре пяди на двадцать восемь локтей и четыре пяди (поднялся на восемнадцать пядей и зашёл в угол восемнадцатого локтя, составляет полое здание квадратной формы по всем четырём углам) и место углов один локоть с этой стороны и один локоть с другой стороны вокруг, а также место для ног священников в один локоть вокруг. Выходит: место расположения дров шириной двадцать четыре локтя и четыре пяди на двадцать четыре локтя и четыре пяди.

8. Высота каждого угла составляет пять пядей, квадратура каждого угла локоть на локоть, и четыре угла были полыми изнутри. Высота места устроения составляет восемнадцать пядей. Выходит: половина высоты жертвенника составляет около девяти пядей от конца окружения («совев») по направлению книзу.

9. Нить красного цвета опоясывала середину жертвенника (около шести пядей от конца окружения по направлению книзу), чтобы разделить между верхними кровями и нижними кровями; получается, что его высота от земли до места расположения дров составляет девять локтей без одной пяди.

10. Основание жертвенника не огибает с четырёх сторон подобно окружению («совев»), но основание было вытянуто напротив всей северной и западной сторон и вмещает на южной стороне один локоть, а на восточной стороне один локоть, а у юго-восточного угла не было основания.

11. На юго-западном углу были два отверстия наподобие двух тонких ноздрей, называемые «шитин», по которым стекали крови, и перемешивались в том же углу в источнике воды и выходили к потоку Кидрон.

12. Внизу в полу того самого угла было место локоть на локоть с мраморной доской и креплённым на ней кольцом, по которому спускались они в «Шитин» и чистили его.

13. Пандус был встроен к югу от жертвенника, длиной тридцать два локтя на ширину в шестнадцать локтей, и заканчивался в земле тридцать локтей со стороны жертвенника и от него поднимался на локоть над основанием и один локоть над окружением «совев», и небольшое воздушное пространство прерывало между пандусом и жертвенником, чтобы положить органы на жертвенник броском. Высота пандуса девять локтей без шестой части до положения напротив расположения дров.

14. Два малых пандуса выходили из него, по которым поворачивались к основанию и окружению, и они были отделены от жертвенника на расстояние в волосок. Окно было на западной стороне пандуса один локоть на один локоть, и оно называлось «ревува», на который клали непригодные очистительные жертвы из птиц, пока не исчезнет с них форма их очертания, и они отправятся в дом сожжения.

15. Два стола были на западной стороне пандуса: один мраморный, на который клали органы, а другой серебряный, на который клали служебные сосуды.

16. Когда строят жертвенник, его строят полностью закупоренным наподобие столба, и не делают никакой полости, только приносит большие и малые целые камни и приносит известь, смолу и олово, размешивает и выливает в большую прямоугольную форму, строит и поднимает. Кладёт внутрь строения деревянную или каменную опалубку на юго-восточный углу по мере основы, а также кладёт внутрь каждого угла до завершения строения и убирает опалубки, которые внутри строения, чтобы остался юго-восточный угол без основания, и углы останутся полыми.

17. Четыре угла жертвенника, его основание и его квадратура задерживают его пригодность; любой жертвенник, у которого нет угла основания, пандуса и квадратуры — непригоден, ибо все четыре эти фактора задерживают пригодность; однако мера длины его, мера ширины его, мера высоты его не задерживают его пригодность, т.е. нельзя уменьшать площадь локоть на локоть высотой в три локтя по размеру расположения дров пустынного жертвенника.

18. Повреждённое строение жертвенника даже на одну пядь делают его непригодным; менее пяди — пригоден, т.е. чтобы не было на оставшейся площади камня с изъяном


Глава 3

1. Светильник объясняется по своим формам в Торе, и четыре чаши, и два шара, и два цветка были на стволе светильника, как сказано: «И у светильника четыре чаши чернённые, шары её и цветки её» (Шмот 28;34). И ещё третий цветок был вблизи бедра светильника, как сказано: «До бедра его, до цветка его» (Бамидбар 8;4).

2. Три ноги были у него, и три других шара были на стволе светильника, из которых выходило шесть стволов: три с одной стороны, а три — с другой, и на каждом стволе по три чаши, по одному шару и цветку, все чернённые подобно миндалю при их изготовлении.

3. Выходит: всех чаш двадцать две, цветков девять, шаров одиннадцать. Все они задерживают друг друга от выполнения, даже нехватка одного из двадцати четырёх задерживают их все.

4. О чём идёт речь? Когда их изготовили из золота, но остальные металлические предметы — не изготавливают чаши, шары и цветки. То же самое светильник из золота полностью составляет талант со свечами его, будет весь высечен из одного куска; из остальных видов металла — не следят за его весом, если была полая — пригодна.

5. Не изготавливают её никогда из обломков, либо золота либо других видов металла.

6. Щипцы, совки и сосуды для масла не входят в число таланта, ведь сказано о светильнике: «из чистого золота», а затем сказано: «И щипцы его, совки его из чистого золота» (Шмот 25;38). Не сказано: «Свечи его из чистого золота», поскольку свечи встроены в светильник и входят в число таланта.

7. Семь стволов светильника задерживают друг друга, и семь его свечей задерживают друг друга, будь они золотыми или из других видов металла, и все свечи встроены в эти стволы.

8. Шесть свечей встроены в шесть стволов, выходящие из светильника; все они обращены к срединной свече, которая на стволах светильника, а это и есть срединная свеча, обращённая к Святая Святых, называющаяся «западной свечёй».

9. Чаши подобны стаканам из Александрии, чьё устье широкое, а дно короткое; шары подобны яблокам из Карота, немного удлинённые подобно яйцу, чьи обе вершины закруглённые; цветки подобно цветкам колонн, которые подобны миски, чьи края сложены в наружную сторону.

10. Высота светильника составляла восемнадцать пядей: ножки и цветок — три пяди, и две пяди гладкие; пядь, на которой чаша, шар и цветок, и две пяди гладкие; пядь шар, и два ствола выходят из него: один в одну сторону, а другой — в другую, и те тянутся и поднимаются напротив светильника, и пядь гладкие; пядь шар и два ствола выходят из него: один в одну сторону, а другой — в другую, и они тянутся и поднимаются напротив высоты светильника, и пядь гладкая; пядь шар и два ствола выходят из него: один в одну сторону, а другой — в другую, и они тянутся и поднимаются напротив светильника; и две пяди гладкие. Остаются три пяди, на которых находятся три чаши, шар и цветок.

11. Камень был перед светильником, и на нём три ступени, на котором стоит священник и чистит свечи, оставляет в них сосуды с маслом, щипцы и совки во время чистки.

12. Стол был длиной двенадцать пядей, шириной шесть пядей. Располагался в длину Храма и в ширину по ширине Храма, а также остальные все Храмовые сосуды в длину и ширину Храма за исключением Ковчега, чья длина была в ширину Храма. То же самое относится к свечам светильника напротив ширины Храма, как с северной, так и с южной стороны.

13. Четыре выступа из золота были у стола с продырявленными вершинами, на которые опиралась укладка Хлеба Приложения; два от одной укладки, и два — от другой, и о них сказано в Торе: крепители его.

14. Двадцать восемь стволов из золота, каждый из которых составлял половину полого ствола: четырнадцать у этой укладки, а четырнадцать — у другой укладки, и они называются чистильщики. Две ёмкости, в которые помещали фимиам на стол сбоку от кладки, называются ложками его; формы, в которых изготавливают Хлеб Приложения, называются мисками.

15. Вот четырнадцать стволов, на которые кладут халу на сам стол, кладёт между первым и вторым стволом, а также между каждой халой три ствола; между шестой и пятой только два ствола, поскольку над шестой другой нет. Выходит, что было четырнадцать в каждом устроении.

16. Два стола были в Храмовом Зале внутри входа в Храм: один мраморный, на который кладут Хлеб Приложения при входе в него, и один золотой, на который кладут хлеб при выходе из него — ибо поднимают по святости, но не опускают.

17. Жертвенник воскурений был квадратным локоть на локоть, и он располагался в Чертоге прямо напротив северной и южной стороны вытянуто между столом и светильником в наружную сторону; три этих располагались от трети Чертога и вовнутрь напротив Занавеса, разделяющего между Святым и Святая Святых.

18. У умывальника было двенадцать кранов, чтобы занимающиеся постоянным жертвоприношением священники могли освящать себя. Для него изобрели механизм, через который поступала постоянно вода. Он считается будничным, чтобы находящаяся в нём вода не стала непригодной вследствие ночлега, ибо умывальник принадлежит святым сосудам и освящает, и любой предмет, освящаемый святым сосудом, если он переночевал, то стал непригодным.

Глава 4

1. Камень был в Святая Святых с западной стороны, на котором располагался Ковчег, а перед ним ёмкость с манном и посох Аарона; в то время когда строил Шломо Храм и знал, что он в будущем будет разрушен, построил в нём место для хранения в нём Ковчега внизу в глубоких и искривлённых хранилищах. Король Йошияу заповедовал и спрятал его в месте, которое отстроил Шломо, как сказано: «И сказал разумеющим левитам и всему Израилю святым Б-гу, отдайте Ковчег Святой в Храме, который строил Шломо сын Давида, король Израиля: нет у вас ноши на плече, сейчас служите Г-споду Б-гу Вашему и т.д.» (Диврей а-Ямим 35:3). С ним был запрятан посох Аарона, ёмкость с маслом помазания. Все эти предметы не возвратились во Второй Храм. Даже Урим вэ-Тумим, которые были во Втором Храме, не отвечали святым духом и не запрашивали их, как сказано: «До того, как станет священник с Урим вэ-Тумим» (Эзра 2; 63). И сделали их, чтобы завершить восемь одеяний для первосвященника, чтобы не было недостающей одежды.

2. В Первом Храме была стена, разделяющая между Святым и Святой Святых толщиной в один локоть; поскольку построили Второй Храм, возникло сомнение, была ли толщина стены частью Святого или частью Святая Святых; поэтому, Святая Святых выполнили толщиной в целых двадцать локтей, и сделали Святое в сорок целых локтей, и оставили дополнительный локоть между Святым и Святая Святых. Не строили стену во Втором Храме, а сделали только две занавеси: одну со стороны Святая Святых, а вторую — со стороны Святой части, и между ними один локоть соответственно толщине стены, которая была в Первом Храме; однако в Первом Храме там была только одна занавесь, как сказано: «И разделит занавесь Вам и т.д.» (Шмот 26; 33).

3. Чертог, который отстроили вернувшиеся из Изгнания, составлял сто локтей на сто локтей высотой в сто локтей. Такова же была высота его: построили высоту в шесть локтей, закупоренную подобно основанию его, и высота стен Храма — сорок локтей, высота покрова извести на потолке — локоть, а над ним высота в два локтя свободная, через которую проходит дождевой поток воды, и он называется «Бейт Дилпа», толщина потолка над Бейт-Дилпа — локоть, и смазка — высотой в локоть, и подъём встроен над ним высотой его стен — сорок локтей; а на крыше его локоть покрова извести и два локтя высота «Бейт-Дилпа», и локоть потолка, локоть смазки, высота ограды на крыше три локтя, железная пластина подобно мечу высотой локоть над оградой вокруг, чтобы на крыше не садились птицы, и оно называлось «конец ворона» — всё вместе составляет сто локтей.

4. С запада на восток — сто локтей, и вот расчёт их: четыре стены, одна внутри другой, и между ними три свободных места, либо стена западная, либо стена внутри него — пять локтей и между второй и третьей стеной — шесть локтей, и между второй и третьей стеной — шесть локтей, и эти размеры являются толщиной стены со свободным местом между стенами; длина Святой Святых — двадцать локтей, и между двумя занавесями, разделяющими между ним и Святой частью на локоть; длина Святого — сорок локтей, толщина восточной стены, в которой располагаются ворота — шесть локтей, и Зал — одиннадцать локтей, толщина стены Зала пять локтей — всего выходит сто локтей.

5. С севера на юг — сто локтей: толщина стены Зала — пять локтей, а от стены Зала до стены Святой части — десять локтей, стены Святой части шесть локтей, одна внутри другой, а между ними пять свободных мест: между внешней стеной и второй стеной — пять локтей, между второй и третьей стенами — три локтя, и пять локтей — между третьей и четвёртой стенами, а между четвёртой и пятой — шесть локтей, а между пятой и внутренней стеной — шесть локтей; выходит, что всё вместе составляет сорок локтей с одной стороны и сорок локтей с противоположной стороны; ширина Храма изнутри двадцать локтей — всё вместе составляет сто локтей.

6. Калитка — это малые ворота. Две калитки были в Чертоге по бокам от расположенных по середине больших ворот: одна на севере, а другая на юге. В расположенную на юге никогда не заходил человек; о ней толкуется Йехезкиэлем: «Эти ворота закрыты, открытыми не будут» (Йехезкиэль 44; 2). В расположенную на севере калитку заходили и проходили между двумя стенами до достижения места, которое открыто с левой стороны и заходили вовнутрь Чертога и шли до больших ворот и открывали их.

7. Большие ворота были шириной десять локтей и высотой двадцать локтей. Четыре двери были у них: две внутри и две снаружи, внешние открываются внутрь входа, чтобы покрыть толщину стены, а внутренние открываются в здание, чтобы покрывать задние части дверей.

8. Вход в Зал был высотой сорок локтей и шириной двадцать, и не было у него ворот, и пять гравировок было над входом сверху. Нижняя часть выступала над входом на локоть с этой стороны, и на локоть — с другой стороны, каждая из пятерых выступала над расположенной снизу от неё на локоть с одной стороны и на локоть с другой стороны — выходит, что верхняя часть составляет тридцать локтей, и кладка камней была между каждым.

9. Чертог являлся строением широким спереди и узким сзади подобно льву, и вокруг всего внутреннего помещения и снаружи стены с винтовой лестницей окружали ярусы: нижний ярус пять локтей и над ним кладка камней шесть локтей; средний ярус шесть локтей, и кладка камней над ним семь локтей; верхний ярус — семь локтей, как сказано: «Ярус нижний и т.д.» (Млахим-1 6;6); а также три яруса окружали внутреннюю часть помещения с его трёх сторон. То же самое вокруг стен Зала снизу до верха, так и был один локоть гладким и кладка из камней в три локтя; локоть гладкий и кладка камней три локтя до верха; выходит, что кладки окружаются стенами. Ширина каждой кладки три локтя до верха, и между каждой кладкой один локоть, верхняя кладка была шириной четыре локтя.

10. Все эти свободные места между стенами называются ячеями. Получается, что окружающих святыню ячеи было пять с севера, и пять с юга, и три с запада; три отсека располагались отсеком над отсеком — всего пятнадцать ячей на юге: пять над пятью, и пять над ними, то же самое на севере пятнадцать; и восемь ячей на западе по три над тремя и две над ними в один отсек — всего тридцать восемь ячей.

11. Три входа было у каждой из ячей: один справа ячеи, один слева ячеи, один над ячеей, и один у входа на винтовую лестницу, и один у ячеи, где есть калитка, и один вход в Чертог.

12. Винтовая лестница поднималась от северо-восточного угла к северо-западному углу, по которой поднимались на крыши ячей. Поднимался по винтовой лестнице лицом на запад проходил всю северную часть, пока не достигал запада; достигал запада, поворачивал своё лицо к югу, проходил всю западную сторону, пока не достигал юга; достигал юга, поворачивал своё лицо на восток и ходил к югу, пока не достигал входа верхнего этажа, ибо вход на верхний этаж был открыт на юг.

13. У входа на верхний этаж было две кедровые сваи, по которым поднимались на крышу верхнего этажа, и вершины перекладин разделяли на верхнем этаже между частью крыши святого помещения и крышей Святая Святых. Проходы были открыты на верхнем этаже в помещение Святая Святых, по которым спускались мастера в передвижных ярусах, чтобы не блудили их глаза от помещения Святая Святых. Белили Чертог один раз в год от Песаха до Песаха.

Глава 5

1. Храмовая гора — это гора Мория, которая составляет пятьсот локтей на пятьсот локтей и окружена стеной; внизу неё были встроены выступы над выступами из-за статуса нечистоты в помещении; она была вся покрыта потолком, одна её галерея располагалась внутри другой галереи.

2. Пять ворот было у неё: одни с запада, одни с востока, одни с севера и двое с юга. Ширина каждых ворот составляла десять локтей, а высота их двадцать локтей, и у них были двери.

3. Перед ними плетённый окружающий забор высотой десять пядей, внутри которого вал «Хейль» высотой десять локтей, о котором он говорит в элегиях: «И скорбел вал и стена», а это стена Храмового двора.

4. Внутри вала «Хейль» — Храмовый двор. Весь Храмовый двор был длиной сто восемьдесят семь на ширину в сто тридцать пять, и семь ворот было у него: три с севера, приближённые к западу; три с юга, приближённые к западу, и одни на востоке, расположенные посередине напротив Святая Святых.

5. Каждые ворота из них были по ширине десять локтей и высотой двадцать локтей, и их двери были покрыты золотом за исключением восточных ворот, которые были покрыты медью, похожим на золото — эти ворота называются Верхними воротами, они же Ворота Никанора.

6. Храмовый двор был расположен в точности посередине Храмовой горы, только отдалён от юга Храмовой горы более чем от всех сторон, и более приближён к западу чем от всех сторон; между ним и севером было больше чем между ними и западом, а между ним и востоком больше чем между ним и севером.

7. Перед Храмовым двором на востоке был Женский двор, который был длиной сто тридцать пять локтей на ширину в сто тридцать пять локтей. Четыре палаты располагались в четырёх её углах по сорок локтей, и они не были покрыты потолком, и такими будут в будущем.

8. Для чего они служили? Юго-восточная — палата назореев, в которой они варили свои мирные жертвы и брили свои волосы; северо-восточная — палата складирования дров, в которой священники с увечьями отбирали червивые дрова, поскольку любое червивое полено считалось непригодным; северо-западная — палата прокажённых; юго-западная — в ней оставляли вино и масло, и она называлась палатой масел.

9. Женский двор был окружён террасами, чтобы женщины смотрели сверху, а мужчины снизу и не перемешивались друг с другом.

10. Большое здание было сбоку от севера Храмового двора снаружи между Храмовым двором и валом «Хейль», который был отстроен с куполом и окружён каменными кладками и назывался «Бейт Га-Мокед» (Дом Костра). Два входа было у него: один открывался в Храмовый двор, а другой открывался в «Хейль». Четыре палаты были у него: две святые и две будничные; вершины перекладин разделяли между святым и будничным. Чем они служили? Юго-западная — палата телят; юго-восточная — палата изготовителей Хлебов Приложения; северо-восточная — в ней складировали Хасмонеи осквернённые греческими царями камни; северо-западная — через неё спускались в место омовения.

11. Спускающийся из этой палаты в место омовения проходил по винтовой лестнице, идущей под всем Храмом, и свечи горели с одной и с другой сторон, пока он не достигал места омовения. Там горел костёр и был красивый туалет, к которому проявлялось уважительное отношение: обнаруживал его запертым, было ясно, что там были люди.

12. Длина Храмового двора с востока на запад составляла сто восемьдесят семь локтей. И вот их расчёт: от западной стены Храмового двора до стены Чертога — одиннадцать локтей, длина всего Чертога сто локтей, между Залом и жертвенником двадцать два локтя, жертвенник — тридцать два локтя, место, где ступали ноги священников, называлось двором священников и составляло одиннадцать локтей.

13. Ширина Храмового двора с севера на юг составляла сто тридцать пять локтей, и вот их расчёт: от северной стены до места заклания — восемь локтей; место для заклания — двенадцать с половиной локтей, и там вешали и разделывали святыни сбоку от него.

14. Место для столов — восемь локтей, в котором были мраморные столы, на которых оставляли разделанные туши и промывали мясо для варки, и столов этих было восемь; сбоку от места столов было место колец — двадцать четыре локтя, и там зарезали святыни.

15. И между местом колец и жертвенником — восемь локтей; жертвенник — тридцать два локтя, а пандус — тридцать локтей; и между пандусом и южной стеной — двенадцать с половиной локтей.

16. От северной стены Храмового двора до стены жертвенника ширина в шестьдесят с половиной локтей. Напротив него от стены Зала до восточной стены Храмового двора, что является длиной, семьдесят шесть локтей. (16). Весь этот квадрат называется севером и является местом для резки святых святынь.

17. Восемь палат было во дворе Израиля: три на севере и три на юге. На юге — соляная палата, палата Парва, палата промывания. Соляная палата — там солили жертвоприношения; палата Парва — там солили шкуры святынь, а на её крыше было место для погружения первосвященника в День Искупления; палата промывания — там промывали внутренности святынь, и оттуда поднималась винтовая лестница на крышу Бейт-Парва. Три на севере — палата из тёсаного камня, палата кручения, палата дерева. Палата из тёсанного камня — в ней заседал Великий Синедрион, половина её была святой, а половина — будничной. У неё было два входа, один в святыню, а один в будничное. На половине, выходящей в будничное, заседал Синедрион. Палата кручения — там была яма из которой набирали крутящимся механизмом воду для всего Храмового двора. Палата дерева была сзади обеих палат и была палата первосвященника, которая называлась Паргедрин; крыши всех трёх были одинаковы. Две другие палаты были там во дворе Израиля: одна справа от восточных ворот, которая называлась палатой одевающего Пинхаса, а другая — слева от него, и это палата для изготовления лепёшек.

Глава 6

1. Храм находился полностью не на равнине, а на горном подъёме. Когда человек заходит из восточных ворот Храмовой горы, то он равно проходит до конца вала «Хейль» и поднимается от вала по двенадцати ступеням на женский двор. Высота каждой ступени составляет половину локтя, и её поступь — половина локтя.

2. Он идёт по ровной поверхности всего женского двора и от него по пятнадцати ступеням поднимается во двор Израиля, который является началом Храмового двора. Высота каждой ступени составляет половину локтя, и её поступь — половина локтя.

3. Он идёт по ровной поверхности двора Израиля и поднимается от него на двор священников по ступени высотой локоть. На этой ступени в три ступени располагается сцена «духан». Высота каждой ступени половина локтя и поступь половина локтя. Получается, что двор священников выше двора Израиля на два с половиной локтя.

4. Он проходит по ровной поверхности всего двора священников и жертвенника, между Залом и жертвенником и поднимается оттуда по двенадцати ступеням в Храмовый Зал. Высота каждой ступени составляет половину локтя, и её поступь — половина локтя; Зал и Чертог имеют ровную поверхность.

5. Получается, что высота пола Чертога над землёй восточных ворот Храмовой горы составляет двадцать два локтя. Высота Храмовой горы двадцать локтей. Таким образом, стоящий напротив восточных ворот не видит вход в Чертог; из-за этого сделали стену над этими воротами низкой, чтобы стоящий на Масличной горе священник видел вход в Чертог в то время, когда он окроплял перед Чертогом кровью телицы.

6. Палаты под двором Израиля были открытыми в женский двор, в котором левиты оставляли арфы, кимвалы, бубны и все музыкальные инструменты. На поднимающейся от двора Израиля к двору священников сцене «духан» стояли левиты в то время, когда они произносили песнь над жертвоприношением.

7. Палаты, построенные в святой части, которые открыты в будничную часть, если их крыши на одном уровне с землёй Храмового двора — их внутренняя часть будничная и их крыши святые; если они не были на одном уровне, то и их крыши будничные, ибо крыши и верхние этажи не получили святость. Таким образом, на этих крышах не вкушают святые святыни и не зарезают лёгкие святыни.

8. Были встроены в будничную часть и открыты в святую часть — внутренняя их часть святая для вкушения святых святынь; однако не зарезают там лёгкие святыни, и заходящий туда в нечистоте — освобождается, а их крыши будничные по всем вопросам.

9. Проходы, открытые в Храмовый двор, — святые; а открытые на Храмовую гору — будничные. Окна и толщина стены подобны внутренней части, как для вкушения святых святынь, так и для осквернения.

10. Суд, который захотел добавить к Иерусалиму или добавить к Храмовому двору — добавляют. Им следует оттянуть Храмовый двор до места, которое они хотят оттянуть территорию Храмовой горы, и оттянуть стену Иерусалима до места, которое они захотят.

11. Добавляют к городу или к Храмовому двору только согласно мнению короля, пророка и Урим вэ-Тумим, согласно мнению Синедриона из семидесяти одного старейшины, как сказано: «По всему, как я покажу тебе (и т.д.) и так сделают» (Шмот 25; 9) на поколения; и наш учитель Моше был королем.

12. Каким образом добавляют к городу? Суд изготавливают две благодарственные жертвы, берут квасной хлеб, и суд идёт за двумя благодарственными жертвами, и две благодарственные жертвы расположены одна за другой, стоят с арфами, кимвалами и бубнами на каждом углу и на каждом камне в Иерусалиме и произносят: «Я возвеличу Тебя, Г-споди, ибо ты сделал меня оскудевшим и т.д.» (Теилим 30), пока дойдут до конца места, где посвящают его и стоят там. Вкушают там один хлеб благодарственной жертвы, а второй сжигается, а согласно мнению пророка сжигают один, а вкушают другой.

13. Также если добавили к Храмовому двору и освятили его остатками хлебных жертв: как в Иерусалиме поедаемая в нём благодарственная жертва освящает его, так и в Храмовом дворе остатки хлебных жертв, которые вкушают только в нём, освящают ими его, и вкушают их в конце освящённого ими места.

14. В любом месте, где не совершалось подобное со всеми этими и в данном порядке — нет окончательного освящения; то, что Эзра выполнил две благодарственные жертвы, является лишь напоминанием; данное место получает святость не деяниями своими, ибо там не было ни короля, ни Урим вэ-Тумим. Чем она освящена? Первой святостью, которую она получила при Шломо; и он освятил Храмовый двор и Иерусалим на их время и на грядущее.

15. Таким образом, жертвы приносят все, хотя здание не построено, и вкушают святые святыни на всём Храмовом дворе, хотя он разрушен и не окружён перегородками, и вкушают лёгкие святыни, вторую десятину по всему Иерусалиму, хотя в нём нет стен — ибо первая святость освятила на её время и на грядущее.

16. Почему я говорю о Храме и Иерусалиме, что они первой освящены на грядущее и святостью остальной Земли Израиля относительно седьмого года, десятин и т.д. и не освящены на грядущее? Поскольку святость Храма и Иерусалима из-за Б-жественного присутствия, а Б-жественное присутствие не отменяется; ведь он говорит: «И Я опустошу Храмы Ваши» (Ваикра 26;31) и сказали мудрецы: хотя увечья остаются в своей святости; однако обязательства по правилам седьмого года и десятинам только из-за публичного захвата; поскольку земля у них отобрана, то захват отменяется, и она освобождается по законам Торы от десятин и седьмого года, ведь она не считается Землёй Израиля. Поскольку Эзра взошёл и освятил её, то она получает святость не захватом, а держанием этой земли. Таким образом, любое место, которое удержали выходцы из Вавилона и получило вторую святость в дни Эзры, освящается сегодня, хотя земля у них была отобрана, она подлежит обязательствам седьмого года и десятинам тем способом, о которых объяснялось в законах о возношении.

Глава 7

1. Повелевающей заповедью является бояться Храма, как сказано: «И Храма Моего бойтесь» (Ваикра 19;30). Не Храма ты боишься, а Того, Кто заповедовал Его бояться.

2. Что означает страх перед Ним? Пусть не заходит на Храмовую гору с посохом своим или с обувью на ногах своих, или с кошелем своим, или с пылью на ногах своих, или с монетами, связанными в простынь его, и нет необходимости говорить о том, что запрещается плеваться по всей Храмовой горе, только если попадётся ему слюна, пусть впитает её одежда его и пусть не делает Храмовую гору проходным двором тем, что он заходит из этого входа и выходит через вход напротив него, чтобы сократить путь — только пусть обходит его снаружи и заходит только ради дел заповеди.

3. Все заходящие на Храмовую гору входят через правую сторону, обходят и выходят через левую сторону за исключением того, с кем случилось так, что он обходит по левой стороне. Таким образом, его могут спросить: — Зачем ты обходишь по левой стороне? — Ибо я скорблю. — Пребывающий в этом доме да утешит Тебя. Или спросят: — Ибо я под бойкотом. — Пребывающий в этом доме, да отдаст в сердце твоё и послушаешь слова друзей своих и приблизят они тебя.

4. Любой завершивший службу удаляется и выходит, а за ним Чертог, только идёт задом по чуть-чуть и идёт боком спокойно, пока не выйдет с Храмового двора. Также люди стражи, люди предстояния и левиты со сцены их «духан» выходят пятясь из Храма подобно шагающему после молитвы. Всё это страх перед Храмом.

5. Пусть не ведёт себя легкомысленно напротив восточных ворот Храмового двора, которые являются воротами Никанора, расположенные напротив входа в Святую Святых. Любой заходящий на Храмовый двор пусть ходит спокойно в место, куда разрешается заходить, и он выглядит, будто стоит перед Г-сподом, как сказано: «И будут глаза мои и сердце моё там все дни» (Млахим-1, 9;3) и ходит в трепете, страхе и содрогании, как сказано: «В дом Б-га пойдём в шуме».

6. Запрещается любому человеку сидеть на всём Храмовом дворе; сидеть могут на Храмовом дворе только короли из дома Давида, как сказано: «И пришёл король Давид и сел перед Г-сподом» (Шмуэль II, 7;18). Синедрион, который заседал в палате из тёсанного камня, находился в будничной половине.

7. Хотя Храм сегодня за наши грехи разрушен, каждый человек обязан испытывать страх перед ним, как было принято при его существовании; пусть заходит только в то место, куда разрешается заходить и пусть не сидит на Храмовом дворе и не ведёт себя лёгкомысленно напротив восточных ворот, как сказано: «Субботы мои соблюдайте и Храмов моих бойтесь» (Ваикра, там же). Как соблюдение субботы должно быть навсегда, так и страх перед Храмом тоже должен быть навсегда, и хотя он разрушен, место Храма продолжает оставаться в своей святости.

8. В то время когда Храм построен, запрещается человеку вести себя лёгкомысленно начиная с горы Скопус за пределами Иерусалима и вовнутрь города; именно если он видит Храм и между ним и Храмом нет преград.

9. Запрещается всегда человеку испражняться или спать между востоком и западом; и нет необходимости говорить о том, что не устраивают туалет между востоком и западом в любом месте из-за того, что Чертог находится на западе. Таким образом, не испражняется ни на запад, ни на восток, поскольку находится напротив запада, а испражняются и спят только между севером и югом. Любой мочащийся от горы Скопус и внутрь города пусть не садится лицом к Святой части, а только в северную или южную сторону или пусть отдалится от святыни по сторонам.

10. Запрещается человеку изготовлять дом в форме Чертога, веранду в форме Храмового Зала, двор подобно Храмовому двору, стол по форме стола, светильник по форме Храмового светильника, однако он выполняет светильник из пяти или восьми стволов, или неметаллический светильник, хотя в нём есть семь стволов.

11. Три лагеря было в пустыне: лагерь Израиля, а это четыре лагеря и лагерь левитов, как сказано: «И вокруг Скинии становитесь лагерем» (Бамидбар 1; 3). Лагерь Б-жественного присутствия от входа во двор Шатра Откровения и вовнутрь. Соответственно им на последующие поколения: от входа в Иерусалим до Храмовой горы подобно лагерю Израиля, а от входа Храмовой горы до входа в Храмовый двор, который является воротами Никанора подобно лагерю левитов, а от входа в Храмовый двор вовнутрь лагеря Б-жественного присутствия. Вал «Хейль» и женский двор при одной дополнительной ступени в Вечном доме.

12. Вся Земля Израиля более освящённая, чем остальные земли. В чём её святость? Привозят из неё омер, два хлеба и первинки, чего не привозят из остальных земель.

13. Десять ступеней святости существуют в Земле Израиля, одна выше другой: поселения, окружённые стеной более освящённые, чем остальные земли, откуда отправляются прокажённые и в которых не хоронят мёртвых, пока этого не пожелают семь старейшин города или все жители города; если мёртвого выносят за пределы города, не возвращают его в город, хотя все желают его вернуть. Пожелали жители города вынести могилу из города — очищают её, и все могилы убирают за исключением могилы пророка или короля. Могила, которую окружил город либо с четырёх сторон, либо с двух сторон один напротив другого, если между ним и городом было более пятидесяти локтей с одной стороны и пятьдесят локтей — с другой — не убирают её, пока все они этого не захотят; менее этого размера — убирают её.

14. Иерусалим освящается более чем остальные окружённые стеной поселения, внутри которых вкушают лёгкие святыни и вторую десятину. Вот вещи, которые сказаны о Иерусалиме: не оставляют на ночь мёртвого, не переносят по нему человеческие кости, не сдают в аренду дома, не предоставляют в нём место для чужестранца-поселенца, не устраивают в нём кладбища за исключением могил дома Давида и могилы пророчицы Хульды, которые там находились со времён первых пророков, на садят в нём огородов и садов, не засеивают его и не вспахивают, ибо они могут издавать дурной запах, не оставляют в нём деревья за пределами сада с розами, который там находился со времён первых пророков, и не устраивают мусорник из-за ползающих гадов, и не выводят из него выступы и балконы в общественное владение из-за шатра нечистоты, и не устраивают известковую печь из-за дыма, и не выращивают в нём кур из-за святых жертв, а также пусть не выращивают священники петухов по всей Земле Израиля из-за духовной чистоты, не переходит дом в несомненное владение другого человека, и не оскверняет язвами, и не становится отторгнутым городом, не приносят телицу с пробитым затылком, поскольку город не был разделён по коленам.

15. Храмовая гора обладает большей святостью, чем Иерусалим: гноеточивые, женщины, осквернённые месячными выделениями — «нидда», роженицы не заходят туда. Разрешается заносить сам труп на Храмовую гору, и нет надобности говорить о том, что осквернённый трупной нечистотой туда не заходит.

16. Вал «Хейль» обладает большей святостью: иноверцы, осквернённые трупной нечистотой, и сожительствующие с осквернённой нечистотой месячных выделений женщиной не заходят туда.

17. Женский двор обладает большей святостью чем вал «Хейль»: окунувшийся сегодня туда не заходит, и ему запрещается по словам мудрецов; однако согласно Торе разрешается окунувшемуся сегодня заходить в лагерь левитов, а осквернившийся трупной нечистотой, который заходит на женский двор, не обязан приносить очистительную жертву.

18. Двор Израиля обладает большей святостью чем женский двор: не полностью прошедший искупление не заходит туда, нечистый, зашедший туда, повинен отсечению души.

19. Двор священников обладает большей святостью чем женский двор: евреи заходят туда только для выполнения своих необходимых действий: возложение рук, искупления, заклания и проведения.

20. Территория между Храмовым Залом и жертвенником обладает большей святостью: люди с увечьем, непокрытой головой и рваными одеждами туда не заходят.

21. Чертог обладает большей святостью чем территория между Храмовым залом и жертвенником: ибо туда заходит исключительно тот, кто омыл свои руки и ноги.

22. Святая Святых обладает большей святостью, ибо туда заходит только первосвященник в День Искупления во время своей службы.

23. Место, находящееся на верхнем этаже расположено прямо над Святой Святых — в него заходят раз в неделю, чтобы узнать, что ему нужно подкрепить для починки. В то время, когда строители заходят построить и исправить в Чертоге или вынести оттуда нечистоту, заповедью является то, чтобы зашедшие священники были цельными; не нашли цельных — пусть зайдут с увечьем; если там нет священников — пусть зайдут левиты; не нашли левитов — пусть зайдут евреи из других колен. Заповедь касается чистых; не нашли чистых — пусть зайдут нечистые. Нечистый и увечный — пусть зайдёт увечный и не зайдёт нечистый, ибо нечистота отторгается в общине. Все заходящие в Чертог для починки, пусть заходят в коробах; если нет там коробов или им невозможно выполнять в коробах, пусть заходят через входы.

Глава  8

1. Охранять Храм является повелевающей заповедью, и хотя страха перед врагами и грабителями там нет, поскольку подобное действие является не охраной, а уважением; он не подобен дворцу, который охраняют, а подобен дворцу, в котором нет стражников.

2. Заповедь охранять действует всю ночь. Стражниками являются священники и левиты, как сказано: «И ты, и сыновья твои с тобой перед Шатром Свидетельства» (Бамидбар 18;2). Это означает: вы будете стражниками ему, ведь сказано: «И охраняйте стражей Шатра Откровения» (там же, 4). И сказано: «И стоящие станом к востоку перед Шатром Откровения к востоку, Моше и Аарон и его сыновья стражники святой стражи» (там же 3; 35).

3. Если отменили охрану, нарушили запрет, как сказано: «И охраняйте стражей святой» (там же 18; 5). Слово «стража» означает предостережением, и ты выучил: охрана его — повелевающая заповедь; отмена охраны его — запрещающая заповедь.

4. Заповедь охраны его: пусть будут священники стражниками изнутри, а левиты снаружи, и двадцать четыре общества всегда охраняют его каждую ночь в двадцати четырёх местах. Священники в трёх местах, а левиты — в двадцать одном месте.

5. Где они несли стражу? Священники охраняли в Доме Автинас, в Доме Искры, в Доме Костра. Дом Автинас и Дом Искры были встроенными подъёмными этажами со стороны Храмового двора, и там были молодые стражники. Дом Костра был куполообразной формы крупным зданием, которое окружено каменными кладками, в котором в тот день спали старейшины отчего дома, и ключи от Храмового двора были у них в руках.

6. Священники-стражники не спали в священнической одежде, а складывали и оставляли её напротив своих голов, одевали свои одежды и спали на земле, как это делают все стражники царских дворов, которые не спали на скамьях.

7. Случилась поллюция у одного из них — шёл по винтовой лестнице под землёй; открытые проходы на Храмовую гору не обладали святостью; он окунается и заново садится возле своих братьев священников, пока не откроют ворота утром и не выйдет, чтобы уйти себе.

8. Где левиты несли стражу? На пяти воротах Храмовой горы, на четырёх её углах изнутри неё и на четырёх углах Храмового двора снаружи, ибо запрещается сидеть на Храмовом дворе. На пяти воротах Храмового двора за исключением Храмового двора, ведь священники несут стражу на Воротах Костра и на Воротах Искры — выходит восемнадцать мест.

9. И ещё стражники в Палате Жертвоприношения, в Палате Занавеси и сзади Здания Покрышки Ковчега «Бейт-Капорет».

10. Ставят одного начальника над всей стражей. Его называли человеком Храмовой горы. Он обходил каждую стражу на протяжении всей ночи, неся перед собой горящие факелы. Каждая стража, которая не стояла и не говорила ему: «Мир тебе, человек Храмовой горы», а тот замечал, что он спит, то бил его палицей. У него было право поджечь ему одежду даже так, что могли сказать в Иерусалиме: что это за голос раздаётся на Храмовом дворе? Голос битого левита с подожженными на нём одеждах, ведь заснул он на посту.

11. Утром незадолго до рассвета приходит начальник Храма и стучится к священникам в Дом Костра, и они ему открывают. Взял ключ и открыл малые ворота между Домом Костра и Храмовым двором и зашёл от дома костра на Храмовый двор, а за ним зашли священники. Два факела с огнём у них в руке, и они разделились на две группы: группа идущая на восток и группа идущая на запад, и проверяли они весь Храмовый двор, пока две эти группы не доходили до здания изготовителей лепёшек. Подошли те и другие друг к другу и произносили: «Мирно?» (т.е. Всё в порядке?») а в ответ: «Мирно» (т.е. Всё в порядке»). Ставили изготовлять хлебцы.

12. В том же порядке совершали каждую ночь за исключением субботней ночи, когда совершали проверки со свечами, зажженными накануне субботы.

 

по материалам  www.moshiach.ru

Поиск

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Зажигание свечей

Мы в социальных сетях