Александр Элькин

Умел Яаков и хитрить, умел и бороться. Умел и любить, и четырнадцать лет служил батраком за любимую женщину. Жизнь его была и осталась самой увлекательной поэмой,
какая только рассказана была на земле.

Владимир Жаботинский, «Четыре сына»

Говоря о летнем месяце ав, евреи обычно вспоминают девятый день этого месяца, когда были разрушены Первый и Второй храмы и произошло много других трагических событий. Однако ав – не только время траура.

Сказано в Мишне, в конце трактата Таанит (26:2): «Сказал раббан Шимон бен Гамлиэль: “Не было у евреев праздников, подобных 15 ава и Йом Кипуру, в которые дочери Иерусалима (в другом списке Мишны – дочери Израиля) выходили в одолженных белых платьях... и танцевали в виноградниках, и что говорили? Парень, подними глаза и посмотри, что ты выбираешь для себя. Не обращай внимания на красоту, обрати внимание на семью; „Обманчива пригожесть и преходяща красота, только женщина, боящаяся Б‑га, достойна хвалы“ и сказано: „Восхвалите ее за плоды ее рук, и пусть прославится она делами своими во всем городе“” (Мишлей, 31:30, 31)».

В Мишне сказано: «Никогда не было у Израиля более великих праздников, чем 15 Ава и Йом Кипур». В Талмуде приводится несколько объяснений, почему 15 Ава — праздник, по значению превосходящий все остальные.

6 причин

1. «В этот день коленам Израилевым было разрешено смешиваться между собой». Ранее, в силу закона о наследовании, женщине, получившей по наследству имущество отца, было запрещено вступать в брак с мужчиной из другого колена. Этот запрет был отменен 15 Ава.

2. «В этот день колену Биньямина было позволено присоединиться к обществу». Из-за вражды между коленом Биньямина и другими коленами эти последние поклялись, что не будут отдавать своих дочерей в жены мужчинам из колена Биньямина. Эти раздоры между коленами также прекратились 15 Ава.

Заповедь чтения Шма Исраэль
Чтение Шма Исраэль вечером и утром является заповедью-предписанием Торы. Об этом сказано (Дварим, 6:7): «И говори о них… и когда ты ложишься, и когда ты встаешь». «Когда ты ложишься» – то есть вечером, а «когда ты встаешь» – утром.
Шма Исраэль состоит из трех отрывков Пятикнижия. Первый из них – Шма (Дварим, 6:4-9). Он выражает то, что мы возлагаем на себя бремя Небесного царства, верим в единство Всевышнего и питаем к Нему любовь. Второй отрывок – «И будет так: если послушаетесь…» (там же, 11:13-21). В нем мы возлагаем на себя бремя заповедей. Третий отрывок – «И Господь сказал Моше…» (Бемидбар, 15:37-41). В нем приводится Божественное повеление помнить заповеди, исполняя заповедь цицит; в конце отрывка упоминается Исход из Египта.

Моше рассказывает народу Израиля, как он умолял Всевышнего позволить ему войти в Святую Землю, но Б-г ему отказал, велев вместо этого взойти на гору и взглянуть на Землю Израиля.

Продолжая "повторение Торы", Моше говорит об исходе из Египта и о Даровании Тору, обозначая их как беспрецедентные события в человеческой истории: "Случалось ли когда-нибудь нечто, как это великое дело, или слыхано ли подобное ему? Слышал ли народ голос Б-га, говорящего из среды огня, ... и остался в живых? Тебе было явлено, чтобы ты знал, что Г-сподь есть Б-г, нет другого, кроме Него!"

В недельной главе «Ваэтханан» повторяются десять заповедей, и Моше подчеркивает тот факт, что союз, заключенный Б-гом с еврейским народом, вечен: «Г-сподь Б-г наш заключил с нами союз в Хореве» (Синай называется иногда Хорев). Не (только) с нашими отцами, но (и) с нами, мы все здесь сегодня живы. Лицом к лицу говорил Б-г с вами на горе из огня».

Пятая заповедь гласит: «Почитай своего отца и свою мать, как повелел тебе Г-сподь Б-г твой, чтобы продлились твои дни и чтобы тебе было хорошо на земле, которую Г-сподь Б-г твой отдает тебе».

Как понять слова «чтобы продлились дни твои и чтобы было тебе хорошо»? Следует ли буквально понимать «чтобы было тебе хорошо» здесь, на этом свете?

В этой главе Моше сообщает своему ученику Йегошуа заповедь: "Собери народ, мужчин, женщин и детей, и пришельцев, которые во вратах твоих, чтобы слушали они, и чтобы учились и боялись Б-га, Всесильного вашего, и старались исполнять все слова учения этого" (Дворим, 31:12). Раз в семь лет царь Израиля должен был собрать весь народ и читать им Тору — "Чтобы слушали и учились бояться Б-га".

"Тосефта" повествует о том, как исполнялась эта заповедь. В день "собрания" священники с золотыми трубами в руках выстраивались на улицах Иерусалима и, "трубя, собирали народ в Храм". «О том коэне, — заканчивает "Тосефта", — у которого не было в руках золотой трубы, говорили, что он, похоже, не коэн».

Адин Штейнзальц

Приведенное Торой сравнение «Разве полевое дерево – это человек…» (Дварим, 20:19) дало основание нашим мудрецам признать, что проведение аналогии между деревом и человеком правомерно. Многочисленные примеры параллельного упоминания и сравнения человека с деревом в Писании подтверждают это. Например: «И будет он, как дерево, посаженное при потоках воды» (Теилим, 1:3). Поэтому предполагается возможным получить дополнительное представление о человеке и путях служения Всевышнему, обратив внимание на деревья и их развитие. 

В первый день месяца Шват (за 37 дней до своей кончины) Моше начинает повторение Торы собравшимся сынам Израиля, вспоминая случившиеся события и те законы, что были даны Свыше в течение их сорокалетних странствий, упрекая народ за их грехи и пороки и призывая их хранить Тору и соблюдать ее заповеди в той земле, которую Б-г дает им в вечное владение, в которую они придут после смерти Моше.

Моше вспоминает, как он назначил судей и смотрителей, чтобы облегчить свое бремя вершить суд над народом и учить их слову Б-жьему; вспоминает путешествие от Синая через великую и страшную пустыню; вспоминает поход разведчиков и последовавший вслед за тем отказ народа от Земли Обетованной, в следствие чего Всевышний постановил, что все поколение Исхода должно будет умереть в пустыне. "Также и на меня, - говорит Моше, - прогневался Г-сподь из-за вас, сказав: "И ты не придешь туда"".

Из свода "Кицур Шулхан Арух"


1. В канун Девятого ава не следует совершать прогулки. Начиная с полудня, изучают только то, что разрешено изучать Девятого ава (см. ниже, 120:9).

2. Накануне Девятого ава обедают раньше обычного. Затем молятся "Минху", в которой не читают "Таханун", потому что Девятое ава называется в Танахе (Эйха, 1:15) тем же словом, что и праздники, - моэд (см. выше, 97:16).

Предшествующая 9-му Ава суббота называется «Шабат Хазон» («Суббота видения»). Это название произошло от первых слов отрывка из книги Пророков, который читают после Торы: «Видение Йешаяу, сына Амоца».

Недельную главу «Дварим» всегда читают в Субботу накануне 9 ава, годовщины падения обоих Храмов. Эти трагедии отражаются и в выборе афтар для ближайших недель. В предшествующие недели в этих отрывках, соответствующих главам Торы, пророки упрекают народ за грехи, послужившие духовной причиной разрушений. После 9 ава читаются афтары с утешениями.

Месяц Ав — пятый месяц года, если отсчитывать месяцы от Нисана, как требует еврейская традиция. Именно так — «пятым месяцем» — называет его Тора, где, например, сказано: «И взошел Агарон… на гору Гор… и умер там в сороковой год по выходе сынов Израиля из земли Египетской, в пятый месяц, в первый день месяца» (Бемидбар, 33,38). Название «Ав» — вавилонского происхождения (так же как и названия остальных месяцев). Этот месяц называют также Менахем-Ав («Утешитель Ав»), ибо именно в нем мы ждем утешения за горести, которые он нам принес — прежде всего, за гибель Первого и Второго Храмов. Существует мнение, что это название месяца связано с тем обстоятельством, что Книга Эйха, повествующая о гибели Храма, состоит из стихов, первые буквы которых выстраиваются в алфавитном порядке, и, таким образом, Всевышний дарует утешение всему еврейскому алфавиту (алеф-бету) в месяце Ав (это слово состоит из букв алеф и бет).

В начале главы "Матот" Моше объясняет законы обетов и клятв, особенно, применительно к женщинам: когда их отец или муж имеет право отменить их клятву и когда не имеет.

Затем начинается война против мидьянитян. Ополчение из 12 тысяч человек (по тысяче от каждого колена) громит врага, убивает пятерых мидьянских царей, всех мужчин и чародея Билама, пытавшегося ранее проклясть евреев. Моше порицает командиров за то, что они оставили в живых женщин, главных виновниц аморального поведения сынов Израиля.

Йоэль Кан

Известно, что ангелы-«крувы», изваянные на крышке Святого ковчега, стоявшего в самом святом помещении Храма, Святая святых, служили «индикатором» отношения Всевышнего к Своему народу. Когда евреи прилежно исполняли волю Творца и Он благоволил к ним, «крувы» смотрели друг другу в лицо. Однако когда евреи нарушали волю Его – небрежно исполняли заповеди, недобросовестно изучали Тору и плохо относились друг к другу – и потому Всевышний сердился на них, «крувы» стояли на Ковчеге, понурив головы от стыда.

Но во время первой в истории еврейского народа Катастрофы, разрушения первого Храма, враги, ворвавшись в Святая святых, увидели несомненное свидетельство благоволения Всевышнего к Своему народу. Ангелы-«крувы» на священном Ковчеге с великой любовью смотрели друг другу в лицо!

Из свода "Кицур Шулхан Арух

1. Семнадцатого тамуза началась полоса бед, завершившаяся разрушением Храма. Поэтому этот период времени называется на иврите бейн гамецарим ("в теснинах") - по словам книги Эйха (которую читают Девятого ава): "Все преследователи настигли ее в теснинах" (Эйха, 1:3). В течение трех недель - от Семнадцатого тамуза до Девятого ава - соблюдают ряд траурных обычаев.

Беспричинная любовь

В течение так называемых «Трех Недель», разделяющих 17 Тамуза и 9 Ава (дни поста), мы оплакиваем разрушение Бейт а-Микдаш (Йерусалимского Храма), которое дважды в истории пришлось на эти дни.

Почему мы вспоминаем о разрушении Храма? Не для того, чтобы предаться печали, и не для того, чтобы торжественно отметить этот день. Нам необходимо понять, почему был разрушен Храм, и руководствоваться этим пониманием в своей повседневной жизни.

Талмуд говорит нам, что Храм был разрушен из-за Синат Хинам — «беспричинной ненависти» евреев друг к другу. В связи с этим мы должны постоянно прилагать усилия к тому, чтобы избавиться от этого отрицательного фактора в нашей повседневной жизни. Беспричинную ненависть можно преодолеть с помощью Аават Хинам — «беспричинной любви».

Махла, Ноа, Хагла, Малка и Тирца, пять сестер-праведниц, настояли на праве своего рода на наследственное владение в Святой Земле. Благодаря им в еврейском своде законов появился еще один пункт.

В недельной главе Торы "Пинхас" рассказывается не совсем типичная история. Ее героини – пять сестер, дочерей Цлофхада, потомка Менаше, сына Йосефа.

Бэмидбар (Числа), 25:10-30:1

В награду за то, что Пинхас, внук Аарона, возревновав за Всевышнего, убивает Зимри, главу колена Шимона, и мидьянскую принцессу Косби, Б-г заключает с ним союз мира и дарует ему священство.

После очередного исчисления еврейский народ насчитывает 601730 мужчин в возрасте от 20 до 60 лет. Моше получает указания о том, как Святая Земля должна быть по жребию разделена между коленами и семействами Израиля.

Статус малых постов в наши дни

Когда, после разрушения Первого Храма, пророки установили четыре поста, они взяли за образец пост Йом Кипура, поскольку мудрецы, как правило, выносят постановления по примеру заповедей Торы. Как пост Йом Кипура длится полные сутки, так постановили пророки и в отношении четырех малых постов. В Йом Кипур установлены пять запретов: есть и пить, мыться и умываться, умащать тело, носить кожаную обувь и вступать в интимную близость; те же самые запреты относятся и к постам в память о разрушении Храма. Эти законы евреи соблюдали все семьдесят лет Вавилонского изгнания.
Когда же евреи взошли из Вавилона в Землю Израиля, чтобы отстроить Второй Храм, малые посты были отменены, а их дни стали днями радости и веселья. Об этом сказано (Зхарья, 8:19): «Так сказал Господь Цеваот: пост четвертого (месяца тамуза) и пост пятого (9 ава), и пост седьмого (3 тишрея), и пост десятого (10 тевета) будет для дома Йеѓуды радостью, и весельем, и праздниками хорошими, и правду и мир любите».

С теоретической точки зрения вопрос о соблюдении заповедей в космосе обсуждался уже давно. Но практическое значение он приобрел впервые в 2002 году, когда первый израильский космонавт Илан Рамон готовился в США к полету в космос.
Сын матери, которая прошла Освенцим, и отца, который сражался в войне за независимость Израиля, Илан Рамон очень ответственно отнесся к своей миссии. Он видел себя не просто первым израильским космонавтом, он видел себя — первым представителем еврейского народа в космосе. Поэтому он посчитал, что миссия не будет выполнена в совершенстве, если он не будет в космосе соблюдать кашрут и субботу, хотя в повседневной жизни он не был соблюдающим евреем.
В чем проблема соблюдать субботу в космосе?

Моше получает закон о "красной телице", чей пепел использовался для очищения тех, кто становился ритуально нечист из-за контакта с мертвым телом.

После сорока лет странствий народ Израиля приходит в пустыню Цин, где умирает Мирьям. Народ страдает от жажды начинает роптать. Б-г говорит Моше обратиться к скале и велеть ей дать воду. Моше, разгневанный строптивостью народа, ударяет посохом по скале. Из камня бьет вода, но Всевышний говорит Моше, что ни он, ни Аарон не войдут в Землю Обетованную.

Аарон умирает на горе Ор-Аар и его сын Элазар принимает первосвященство. Когда евреи вновь ропщут против Б-га и Моше, на стан Израиля нападают ядовитые змеи. Всевышний велит Моше поместить медного змея на высокий шест, чтобы всякий, кто взглянет на него, подняв глаза ввысь, был исцелен от змеиного яда.

Страница 1 из 14

Поиск

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Зажигание свечей

 

Ребе не игнорирует тот факт, что современная женщина работает, занимается общественными делами, а не выполняет только домашние обязанности. Ребе принял во внимание все существующие факты, чтобы извлечь из них максимальную выгоду. То есть, Ребе не приказал женщине вернуться домой, как ей подобает, напротив, Ребе требует от женщины использовать все свои силы, например, силу влияния в пользу Торы и заповедей.

Он направил это стремление женщины к равноправию в духовность, воспитание и другие ценности. Ребе потребовал от женщин выйти из дома и распространять свет Торы в своем окружении. И даже если женщина занимается, на первый взгляд, материальными делами, как, например, дизайн одежды, то и там она соблюдает все правила, такие как скромность, и также влияет на других женщин, чтобы и они одевались соответственно. Вместе с этим она растит и воспитывает детей, живущих по законам Торы и соблюдающих заповеди, тем самым выражая свой огромный женский еврейский потенциал.

Важно отметить, что вместе с этим Ребе не отказывается от основных вещей: семьи и скромности. Все, чем занимается женщина для достижения своих целей, должно соответствовать законам скромности в одежде и поведении и, естественно, не должно мешать созданию большой семьи и воспитанию детей.

Ребе с самого начала своего лидерства беспокоился о том, чтобы вся деятельность женщин была организована таким образом, чтобы они смогли еще чему-то научиться и влиять на других женщин. На этих принципах Ребе создал большую женскую организацию «Общество женщин и девушек Хабад», то есть Ребе предвидел появление женских организаций по всему миру, и уже 60 лет назад он создал свою организацию, в которой до сегодняшнего дня с удовольствием состоят тысячи женщин.

Указания Ребе женщинам затрагивают многие сферы. Если мы попробуем перечислить их, то увидим, что это дом, что, в сущности, является главной обязанностью женщины - отношения с мужем, создание семьи, воспитание детей, кашрут, зажигание шабатних свечей, скромность, изучение Торы и т.д. И вне дома - воспитание еврейских детей, помощь ближнему, создание еврейских центров, помощь роженицам и т.д.

Также Ребе выделил специально для женщин письма с просьбами, указаниями, дающими поддержку. Например, ношение парика после замужества, а не платка, установка цдаки на кухне и вложение в нее денег перед началом приготовления пищи и другое.

Одна из причин того, что Ребе уделил так много времени делам женщин, - исключение распространенной ошибки, что якобы иудаизм не очень ценит женщину в духовной сфере (изучение Торы и т.д.). И поэтому при каждой возможности Ребе отмечает, что именно женщины находятся в центре духовной жизни еврейского народа. Начиная с исхода из Египта, который произошел, как написано, благодаря женщинам-праведницам, дарование Торы, о котором говорится, что Моше обратился с Торой сначала к женщине, а потом только к мужчине, а также будущее избавление придет тоже только благодаря женщине, и более того, именно тогда раскроется наивысшая её значимость.

Женщина получила от Ребе полную уверенность, что именно она главная от природы, даже если не получила образования в университете и не сделала карьеру. Ведь это она исполняет главные функции дома и в семье, и в обществе.

Если в мире, к примеру, рождаемость не определяется как наивысшая ценность, то Ребе показал, что это не является умалением достоинства женщины - рожать много детей, а напротив, этим выражается ее особенная сила, которой нет у мужчины. Это и ответственность (и не только физическая!), которую Всевышний дал только женщине! Также и воспитание детей. Все эти моменты определяются как наиболее важные, чем карьера и общественное и экономическое положение. Это вещи, которые, в сущности, продолжают наш путь, чтоб появилось новое поколение. И только в женской власти и силе это совершить.

Ребе действительно верил в женщину, и это не пустые слова. Это было доказано различными указаниями и особенными назначениями, в частностях и в общем, которые Ребе возложил на женщин, потому что действительно ценил и знал, что у женщины есть такие силы, каких нет у мужчины. Назначение, которое было дано женщине, - находиться рядом с мужем в послании Ребе, чтобы открыть центры Хабад в каждой точке мира и помочь евреям во всем.  Ребе  сказал  - "...у хасидов равноправие между женщиной и мужчиной, и в определенных областях женщины преуспеют даже больше мужчин».

Так представлял Ребе современную женщину. Она центр дома, она центр народа и она строит будущее всего нашего народа.


рабанит Яэль Бергман

по материалам сайта  jewishwoman.ru

 

Ребецн Хая Мушка Шнеерсон. Дочь предыдущего, шестого Любавичского Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона (Раяца), она родилась в субботу 25 адара 5661 (1901) года в местечке Бабиновичи, недалеко от столицы хасидизма Хабад — Любавичей. Когда она была еще маленькой девочкой, ее дед, пятый Любавичский Ребе Шолом-Дов-Бер (Рашаб), завел однажды разговор о том, за кого предстоит выдать ее замуж, и сказал: «Стоит подумать о сыне Лейвика» — то есть о Менахеме-Мендле, юном сыне раввина г. Екатеринослава, известного хасида и каббалиста рабби Леви-Ицхака Шнеерсона. Но сватовство осуществилось много позже, в 1924 году, когда Раяц со всей семьей переехал в Ленинград.

Как дочь Любавичского Ребе, ставшего религиозным лидером еврейства в Советской России 1920-х годов, и как невеста его помощника, самоотверженно исполнявшего опаснейшие поручения Раяца и жившего фактически на нелегальном положении, Хая-Мушка также подвергалась постоянной опасности. Она проявляла поразительную силу и твердость духа: известно ее бесстрашное поведение в момент ареста ее отца (15 сивана 1927 года), смелые слова, которые она бросила в лицо «евсеков»[2], предателей еврейского народа, разоблачив их ложь и лицемерие. И она первая запустила процесс, который в конечном счете привел к спасению и осво­бождению ребе Раяца. Когда в их квартире шел обыск, Хая-Мушка стояла у открытого окна и вдруг увидела, что к ней идет жених. Перегнувшись через подоконник, она негромко и выразительно проговорила: «У нас — гости». Менахем-Мендл сразу понял, что это значит, и поспешил в германское посольство. Благодаря этому уже на следующий день утром в европейских газетах появилось сенсационное сообщение: «В Совдепии арестован Любавичский Ребе», и тем самым план тайно арестовать и расправиться с Ребе прежде, чем об этом станет кому-либо известно, был сорван.

Когда смертный приговор Раяцу был заменен на ссылку в Костроме, Хая-Мушка поехала туда с отцом, чтобы заботиться о нем и обеспечивать ему нормальный быт. И она же, узнав о приказе об освобождении Ребе, послала телеграмму в Ленинград с этой доброй вестью.

Когда осенью 1927 года ребе Раяц готовился к отъезду из Советской России, он включил жениха Хаи-Мушки, Менахема-Мендла, в список членов семьи. Это вызвало сопротивление со стороны советских чиновников, и один из них насмешливо сказал Ребе: «Ну, ты-то легко найдешь любого жениха для твоей дочери и за границей!» На что Ребе ответил с чрезвычайной серьезностью: «Нет, такого жениха больше нигде не найти». Он поставил условие: если не выпустят Менахема-Мендла, то и он сам не уедет добровольно. Поскольку советские власти старались как можно скорее отделаться от еврейского религиозного лидера, причинившего им столько неприятностей и внутри страны, и за границей, они согласились на это условие.

Свадьба Менахема-Мендла и Хаи-Мушки состоялась 14 кислева 5689 года (27.11.1928) в Варшаве в помещении любавичской ешивы «Томхей тмимим». Перед началом бракосочетания ребе Раяц провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше. Сейчас я скажу маамар, чтобы пригласить сюда души всех Рабеим: пусть придут и благословят молодых». И Ребе произнес знаменитый маамар «Леха доди», в который вплетены отрывки маамаров всех глав Хабада, начиная с Алтер Ребе, и с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада.

С этого времени жизнь Хаи-Муш­ки оказалась полностью посвящена мужу: она во всем помогала ему, духовно поддерживала и создавала максимально удобные условия для жизни и учебы. Вместе с ним она жила в Берлине, где рабби Менахем-Мендл учился в университете, и бесстрашно отправилась в самое логово нацистского зверя, чтобы получить разрешение на выезд во Францию. Трудности возникли, когда оказалось, что ее девичья фамилия — такая же, как у ее мужа, но ей удалось найти объяснение, которое служащий принял, хоть и очень неохотно. «Когда мы придем в Париж, — пригрозил он, — мы вас еще проверим».

Рабби Менахем-Мендл снова принялся за учебу — теперь уже в парижском Политехническом институте, а ребецн была его надежным тылом. Вместе они бежали в неоккупированную часть вишистской Франции, и только благодаря неизменной поддержке жены рабби Менахему-Мендлу удавалось продолжать самому учить Тору и преподавать ее другим, а также помогать евреям исполнять заповеди Торы даже в экстраординарных условиях войны. Вместе с мужем ребецн прошла через все треволнения, связанные с получением американской визы, и наконец они буквально чудом отплыли на пароходе из пылающей огнем мировой войны Европы.

28 сивана 5701 года (23.06.1941) Менахем-Мендл и Хая-Мушка Шнеерсон сошли на американскую землю, здесь и начался новый этап их жизни. Ребе Раяц возложил на своего зятя огромные полномочия по руководству рядом хабадских учреждений. Р. Менахем-Мендл отвечал за все, что касалось образования и воспитания юношества и в особенности издания книг по хасидизму. А 10 швата 5711 года (17.01.1951), ровно через год после кончины тестя, ребе Раяца, рабби Менахем-Мендл принял на себя руководство движением Хабад и стал седьмым Любавичским Ребе. Жизнь ребецн Хаи-Мушки, соответственно, обрела новый смысл. И в этой роли она осталась неизменной в своей преданности мужу, любви к нему и действенной поддержке во всех его начинаниях и свершениях. Супруга самого известного руководителя еврейского народа в последних поколениях, она всегда оставалась в тени, неузнанной и незнакомой подавляющему большинству людей.

Мы в социальных сетях