Недельная глава Ваишлах

Итак, Яаков возвращается в родные края. Ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Недельная глава «Ваишлах» («И послал») начинается с рассказа о том, как Яаков готовился к встрече с братом. Он сделал три вещи: собрал подарок, помолился Б-гу и снарядился к войне. И все эти три действия имели глубокий смысл.

Начнем с третьего. Всех своих спутников, и скот, и верблюдов Яаков разбил на два отряда. Расчет у него был такой: если погибнет один отряд, то может спастись второй. Действие Яакова учит нас, что нельзя сосредоточивать все в одном месте. Когда царица Изевель преследовала пророков, Овадья спрятал сто человек в двух пещерах, по пятидесяти в каждой, и тайком доставлял им хлеб и воду. Казалось бы, безопаснее пробираться в одно место, а не в два. Но ведь тогда, если тайник обнаружат, — все пропали. И Овадья берет пример с Яакова.

В Талмуде сказано, что это правило относится и к денежным делам. Нельзя вкладывать все капиталы в покупку, скажем, недвижимости или акций. Я знаю случай, когда очень богатый человек разорился, купив на все свои деньги — миллионы долларов — земельные участки. Теперь он весь в долгах. Помню грустный случай такого же рода еще там, в Союзе, — он был связан с облигациями. Учитывая возможную неудачу, надо часть денег вложить в одно дело, часть — в другое, а часть — держать при себе.

Почему Яаков боялся Эсава? Ведь Б-г ему обещал: «И вот Я с тобой, и буду хранить тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя на эту землю». Ответ мы находим во втором действии Яакова, в его молитве: «…ибо с посохом моим перешел я этот Ярден, а ныне стал я двумя станами. Спаси меня от руки моего брата, от руки Эсава. Ибо я боюсь его, как бы он не пришел и не убил у меня матерей с детьми» (32:11—12). За себя Яаков спокоен, но у него нет гарантии за жен и детей.

А теперь о подарке. Надеясь все-таки задобрить брата и избежать войны, Яаков отправил Эсаву 200 коз, 20 козлов, 200 овец, 20 баранов, 30 верблюдов, 40 коров и 10 быков, 20 ослиц и 10 ослов. Подарок очень крупный, и вдобавок Яаков велел слугам преподнести его не сразу, но — «насытить глаза Эсава»: посланцы должны были соблюдать в дороге дистанцию и появляться перед Эсавом постепенно, сперва один, потом — второй и т.д.

Здесь мы находим и знак, и урок «для детей». (Заметьте, кстати, что теперь знаки даны нам уже в истории Яакова, сына Ицхака.) Не раз впоследствии еврейский народ спасался подношениями разным властителям, от герцогов до урядников. Так были спасены многие во время Второй мировой войны. И могли бы быть спасены сотни тысяч, если бы евреи шли путем Торы, помня урок Яакова и не следуя никаким другим соображениям.

Ночью Яаков перевел жен и детей через реку Ябок. «И остался Яаков один. И боролся с ним человек до восхода зари. И увидел, что не может одолеть его, и тронул бедренный сустав, и вывихнул бедренный сустав Яакова в борьбе с ним. И попросил тот: Отпусти меня, ибо взошла заря. И сказал (Яаков. — И.З.): Не отпущу тебя, пока не благословишь меня. И сказал он ему: Как имя твое? И сказал он: Яаков. И сказал он: Не Яаков будет имя твое, но Исраэль, ибо в почете ты у ангелов и у людей, и ты победил» (32:25—29). Что значит «Исраэль»? «Сар» — важный, уважаемый человек, а еще — вельможа, министр, «сар Э-ль» — большой человек перед Г-сподом.

Мы уже говорили о том, что Яаков, выйдя из чрева матери вслед за Эсавом, держал его за пяту, почему и получил такое имя. Но слово «Яаков» значит также «обойдет, перехитрит», т.е. имя Яакова содержит намек на то, что он хитростью добился прав первенца. Теперь же никто не скажет, что Яаков получил благословение хитростью.

Почему ангел (по мнению талмудистов, противником Яакова был ангел-покровитель Эсава) должен был бороться с Яаковом, отцом еврейского народа, и вывихнуть ему бедро? И почему, когда ангел, чувствуя себя побежденным, хочет прекратить борьбу и уйти, Яаков не пускает его и просит благословения — благословения того, кто вывихнул ему бедро?!

Чтобы понять смысл рассказа о борьбе Яакова с ангелом, вспомним опять правило «маасе авот — симан ле-баним».

Яаков спасается от преследований своего брата Эсава. Мы уже говорили, что потомки Эсава — римляне. Но потомки Эсава — и немцы. Когда в начале 20-го века в Иерусалим приехал немецкий кайзер, его вышли встречать все евреи, кроме двух раввинов: р. Йосефа-Хаима Зоненфельда и цадика р. Цви-Михла Шапиро. Почему? Они сказали, что слышали от р. Йешиа-Лейба Дискина из Бриска (Брискер ров), что некоторые германские племена происходят от нашего злейшего врага Амалека. Брискер ров ссылался при этом на предание от Виленского гаона.

Амалек, как и предок римлян Цфо, тоже внук Эсава. И раввины не хотели воздавать почести Амалеку. Признак потомков Амалека — внешний лоск и глубокая внутренняя ненависть к евреям и еврейству. Они не просто убивали, они убивали садистски, издеваясь. Имя «Амалек» состоит из двух слов: «ам» — «народ», «лек» — «лакать» (кровь).

Эсав — символ сил, пытающихся свести евреев с пути Торы и разрушить веру в Творца. Перед началом борьбы «остался Яаков один». Комментарий Раши объясняет, что в ту ночь Яаков, переведя всех детей на другую сторону реки, вернулся, чтобы забрать мелкую утварь. «И боролся с ним человек до восхода зари». Как только еврей, привлеченный материальными благами, остается в нееврейской среде, с ним тут же начинает бороться Эсав. Борьба идет непрерывно, «всю ночь» — т.е. все время, пока не закончится изгнание, пока не придет Машиах (в Танахе галут называется «ночь», а избавление — «утро» — Йешаяhу, 21:11—12).

Корень слова «ваяавек» («боролся») напоминает слово «авак» («пыль»). В Талмуде говорится, что во время борьбы между Яаковом и ангелом пыль поднималась до престола Всевышнего. Как мы уже сказали, Эсав — символ нееврейской среды, пытающейся свести евреев с пути иудаизма; Эсав выступает под различными масками и всеми силами пытается пустить Яакову «пыль в глаза», чтобы он не видел «престола Всевышнего», т.е. не видел, что Б-г — царь вселенной, что Он властвует над миром и что в мире нет случайностей.

В Талмуде представлены два мнения о том, каким видел Яаков боровшегося с ним посланца. По одной версии — великим мудрецом, по другой — страшным разбойником. Это два проявления Эсава. Эсав пытается уничтожить евреев физически: так поступали некоторые римские императоры (Адриан и Тит), инквизиция, крестоносцы, банды Хмельницкого, Петлюра, фашисты. Но они видят — всех уничтожить не удается. Тогда Эсав надевает маску мудреца и доказывает, что иудаизм — это обман, заблуждение, заимствование (у египтян, у вавилонян — откуда угодно) и что евреи для своей же пользы должны от него избавиться. Так делали «просвещенные» эллины, французские материалисты, критики Танаха, посрамленные в наши дни результатами археологических изысканий (сегодня очевидна нелепость утверждений, будто Танах написан позднее, чем говорит еврейская традиция). Так же действовали марксисты и прочие «носители прогресса». В книге Суцкевера «Из Виленского гетто» рассказывается, как немцы, называвшие себя друзьями евреев и в 30-е годы нашего века изучавшие иудаику в Иерусалимском университете, по окончании его были отправлены в 1941 г. в Вильнюс, там охотились за древними рукописями, свитками Торы, редкими книгами выдающихся раввинов, писателей, деятелей еврейской культуры — и уничтожали их. Кстати, Кейтель, крупная фигура в гитлеровской армии, — сын известного библейского критика.

В Талмуде (трактат «Мегила», 6а-б, где рассматривается история и законы праздника Пурим) сказано:

«Спрашивает р. Ицхак: Как понять слова “Не дай, Г-споди, [сбыться] желаниям злодея, не дай осуществиться его замыслу, [пусть это] окажется выше [его возможностей] навеки!” (Тhилим, 140:9). И отвечает: Яаков, отец еврейского народа, сказал Г-споду: Властелин мира! Не дай злодею Эсаву [осуществить] желание его сердца. Не дай осуществиться его замыслу. Это [речь идет] о Гермамии [происходящей от] Эдома, ибо если они выйдут воевать, то станут уничтожать весь мир (все народы, кончая войну, успокаиваются, а они станут истреблять весь еврейский народ. — И.З.)».

Великий комментатор Раши, живший 900 лет назад, поясняя слова р. Ицхака, добавляет: Гермамия — название государства, происходящего от Эдома (т.е. потомки Эсава). Рабейну Элияhу, Виленский гаон (1720-1797), крупнейший талмудист последних веков, тщательно изучавший написание отдельных слов в Талмуде, указывает, что следует читать «Германия» (а не «Гермамия»). Это северяне со светлой кожей и светлыми волосами (комментарий Элияhу Раба на 6-й том Мишны, раздел «Нгаим», начало 2-й гл.).

Далее в Талмуде говорится:

«И сказал р. Хама бар Ханина: триста коронованных особ в Гермамии Эдома и 365 князей [близ] Рима. Каждый день они выходят на войну друг с другом, и кто-то окажется убит, и они постараются поставить царя».

В этих кратких строках — предсказание истории средневековой Германии, состоявшей из 300 княжеств, постоянно воевавших с соседями, и предсказание об опасности войны, которую начнет объединенная Германия. (Напомню, что Талмуд записан в 4265 году от сотворения мира, т.е. около полутора тысяч лет назад!).

Если мы внимательно прочтем 140-й псалом Давида, строку из которого разбирает р. Ицхак, то заметим в нем интересную деталь. Обычно, говоря о войне, Тора упоминает меч, копье, лук и стрелы. В этом псалме, где, согласно Талмуду, речь идет о Германии, псалмопевец так просит о поражении врага: «Да падут на них угли горящие, да низвергнуты будут они в огонь, в ямы глубокие — чтобы не встали» (Тhилим, 140:11). Перед нами — словно прямое описание воздушных бомбардировок, артиллерийского обстрела, минометного огня (знаменитые «катюши»!), которые, как известно, сыграли немалую роль в поражении Германии во Второй мировой войне.

«Того, кто стоит во главе окруживших меня, — да покроет их зло уст их» (140:10). Когда судили руководителей Третьего рейха (Геринга, Кейтеля, Гиммлера и прочих), они отрицали многие свои преступления: мы, мол, не давали таких указаний, мы не виноваты. И тогда на суде их уличали звукозаписи их речей.

В псалме Давид говорит от имени еврейского народа:

«Спаси меня, Г-споди, от злого человека, от грабителя охрани меня, [от тех], что замышляют злое в сердце, всякий день затевают войну. Изощряют язык свой, как змея (т.е. активно настраивают всех против евреев, говорят, что евреи виноваты во всех бедах. — И.З.), яд каракурта в устах их вечно. Сохрани меня, Г-споди, от рук злодея, от грабителя убереги меня, [от тех], что замышляют пошатнуть стопы мои (т.е. уничтожить. — И.З.). Спрятали надменные силок и веревки на меня, разостлали сеть на дороге, капканы ставят для меня постоянно. Сказал я Г-споду: Ты мой Б-г, внемли, Г-споди, голосу моей мольбы. Г-споди Б-же, сила спасения моего, Ты прикрыл мою голову в день войны. Не дай, Г-споди, [сбыться] желаниям злодея, не дай осуществиться его замыслу, [пусть это] окажется выше [его возможностей] навеки!»

До сих пор мы могли думать, что здесь речь идет о любом враге, о любом злодее. Но Талмуд говорит — речь идет о Германии! И мы понимаем еще конкретней — о гитлеровской Германии!

А как понять тот факт, что ангел вывихнул бедренный сустав Яакова и Яаков какое-то время хромал?

Тора иногда называет сынов Израиля «вышедшими из бедра (из чресел. — И.З.) Яакова» (Брешит, 46:26; Шмот, 1:4). По-видимому, хромота Яакова как-то связана с его потомством. Как же именно? Взрослый человек, попадая в дурную среду, еще способен устоять. Но на детей влияние среды огромно. Отец в пятницу вечером сидит за столом и освящает субботний день благословением на вино, а дети где-то в театре или на вечеринке. Яаков хромает… Это и имеет в виду Тора.

Но сказано у пророка Йешаяhу (54:17): «Всякое оружие, кованное против тебя, не принесет удачи, и всякий язык, который будет с тобой спорить, ты изобличишь. Это удел служителей Б-га, и правота их будет доказана мной, сказал Б-г».

Это значит, объясняет Маймонид (Рамбам), что попытки как физического, так и духовного уничтожения потерпят крах. В конце концов весь мир убедится в справедливости и истинности Торы. С приближением прихода Машиаха люди станут все больше верить в Б-га. Перемены заметны уже сегодня: все менее убедительны для людей такие атеистические теории, как дарвинизм и марксизм-ленинизм, в СНГ в центральной газете можно увидеть невероятную прежде вещь, вроде статьи профессора физики под названием «Почему я верю в Творца?», а немцы, украинцы, испанцы приносят извинения еврейскому народу.

Ангел-покровитель Эсава на исходе ночи (галута) хочет уйти, но Яаков не отпускает его, пока тот не даст ему благословения, т.е. не признает, что благословение, данное Яакову Ицхаком, было законным и что наследие отцов-праведников принадлежит Яакову по праву. И побежденный враг отвечает: «Не Яаков будет имя твое, а Исраэль, ибо в почете ты у ангелов и у людей, и ты победил».

И мы надеемся, что мы близки к этой победе, к счастливому времени «восхода зари».

по материалам сайта toldot.ru

Поиск

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Зажигание свечей

 

Ребе не игнорирует тот факт, что современная женщина работает, занимается общественными делами, а не выполняет только домашние обязанности. Ребе принял во внимание все существующие факты, чтобы извлечь из них максимальную выгоду. То есть, Ребе не приказал женщине вернуться домой, как ей подобает, напротив, Ребе требует от женщины использовать все свои силы, например, силу влияния в пользу Торы и заповедей.

Он направил это стремление женщины к равноправию в духовность, воспитание и другие ценности. Ребе потребовал от женщин выйти из дома и распространять свет Торы в своем окружении. И даже если женщина занимается, на первый взгляд, материальными делами, как, например, дизайн одежды, то и там она соблюдает все правила, такие как скромность, и также влияет на других женщин, чтобы и они одевались соответственно. Вместе с этим она растит и воспитывает детей, живущих по законам Торы и соблюдающих заповеди, тем самым выражая свой огромный женский еврейский потенциал.

Важно отметить, что вместе с этим Ребе не отказывается от основных вещей: семьи и скромности. Все, чем занимается женщина для достижения своих целей, должно соответствовать законам скромности в одежде и поведении и, естественно, не должно мешать созданию большой семьи и воспитанию детей.

Ребе с самого начала своего лидерства беспокоился о том, чтобы вся деятельность женщин была организована таким образом, чтобы они смогли еще чему-то научиться и влиять на других женщин. На этих принципах Ребе создал большую женскую организацию «Общество женщин и девушек Хабад», то есть Ребе предвидел появление женских организаций по всему миру, и уже 60 лет назад он создал свою организацию, в которой до сегодняшнего дня с удовольствием состоят тысячи женщин.

Указания Ребе женщинам затрагивают многие сферы. Если мы попробуем перечислить их, то увидим, что это дом, что, в сущности, является главной обязанностью женщины - отношения с мужем, создание семьи, воспитание детей, кашрут, зажигание шабатних свечей, скромность, изучение Торы и т.д. И вне дома - воспитание еврейских детей, помощь ближнему, создание еврейских центров, помощь роженицам и т.д.

Также Ребе выделил специально для женщин письма с просьбами, указаниями, дающими поддержку. Например, ношение парика после замужества, а не платка, установка цдаки на кухне и вложение в нее денег перед началом приготовления пищи и другое.

Одна из причин того, что Ребе уделил так много времени делам женщин, - исключение распространенной ошибки, что якобы иудаизм не очень ценит женщину в духовной сфере (изучение Торы и т.д.). И поэтому при каждой возможности Ребе отмечает, что именно женщины находятся в центре духовной жизни еврейского народа. Начиная с исхода из Египта, который произошел, как написано, благодаря женщинам-праведницам, дарование Торы, о котором говорится, что Моше обратился с Торой сначала к женщине, а потом только к мужчине, а также будущее избавление придет тоже только благодаря женщине, и более того, именно тогда раскроется наивысшая её значимость.

Женщина получила от Ребе полную уверенность, что именно она главная от природы, даже если не получила образования в университете и не сделала карьеру. Ведь это она исполняет главные функции дома и в семье, и в обществе.

Если в мире, к примеру, рождаемость не определяется как наивысшая ценность, то Ребе показал, что это не является умалением достоинства женщины - рожать много детей, а напротив, этим выражается ее особенная сила, которой нет у мужчины. Это и ответственность (и не только физическая!), которую Всевышний дал только женщине! Также и воспитание детей. Все эти моменты определяются как наиболее важные, чем карьера и общественное и экономическое положение. Это вещи, которые, в сущности, продолжают наш путь, чтоб появилось новое поколение. И только в женской власти и силе это совершить.

Ребе действительно верил в женщину, и это не пустые слова. Это было доказано различными указаниями и особенными назначениями, в частностях и в общем, которые Ребе возложил на женщин, потому что действительно ценил и знал, что у женщины есть такие силы, каких нет у мужчины. Назначение, которое было дано женщине, - находиться рядом с мужем в послании Ребе, чтобы открыть центры Хабад в каждой точке мира и помочь евреям во всем.  Ребе  сказал  - "...у хасидов равноправие между женщиной и мужчиной, и в определенных областях женщины преуспеют даже больше мужчин».

Так представлял Ребе современную женщину. Она центр дома, она центр народа и она строит будущее всего нашего народа.


рабанит Яэль Бергман

по материалам сайта  jewishwoman.ru

 

Ребецн Хая Мушка Шнеерсон. Дочь предыдущего, шестого Любавичского Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона (Раяца), она родилась в субботу 25 адара 5661 (1901) года в местечке Бабиновичи, недалеко от столицы хасидизма Хабад — Любавичей. Когда она была еще маленькой девочкой, ее дед, пятый Любавичский Ребе Шолом-Дов-Бер (Рашаб), завел однажды разговор о том, за кого предстоит выдать ее замуж, и сказал: «Стоит подумать о сыне Лейвика» — то есть о Менахеме-Мендле, юном сыне раввина г. Екатеринослава, известного хасида и каббалиста рабби Леви-Ицхака Шнеерсона. Но сватовство осуществилось много позже, в 1924 году, когда Раяц со всей семьей переехал в Ленинград.

Как дочь Любавичского Ребе, ставшего религиозным лидером еврейства в Советской России 1920-х годов, и как невеста его помощника, самоотверженно исполнявшего опаснейшие поручения Раяца и жившего фактически на нелегальном положении, Хая-Мушка также подвергалась постоянной опасности. Она проявляла поразительную силу и твердость духа: известно ее бесстрашное поведение в момент ареста ее отца (15 сивана 1927 года), смелые слова, которые она бросила в лицо «евсеков»[2], предателей еврейского народа, разоблачив их ложь и лицемерие. И она первая запустила процесс, который в конечном счете привел к спасению и осво­бождению ребе Раяца. Когда в их квартире шел обыск, Хая-Мушка стояла у открытого окна и вдруг увидела, что к ней идет жених. Перегнувшись через подоконник, она негромко и выразительно проговорила: «У нас — гости». Менахем-Мендл сразу понял, что это значит, и поспешил в германское посольство. Благодаря этому уже на следующий день утром в европейских газетах появилось сенсационное сообщение: «В Совдепии арестован Любавичский Ребе», и тем самым план тайно арестовать и расправиться с Ребе прежде, чем об этом станет кому-либо известно, был сорван.

Когда смертный приговор Раяцу был заменен на ссылку в Костроме, Хая-Мушка поехала туда с отцом, чтобы заботиться о нем и обеспечивать ему нормальный быт. И она же, узнав о приказе об освобождении Ребе, послала телеграмму в Ленинград с этой доброй вестью.

Когда осенью 1927 года ребе Раяц готовился к отъезду из Советской России, он включил жениха Хаи-Мушки, Менахема-Мендла, в список членов семьи. Это вызвало сопротивление со стороны советских чиновников, и один из них насмешливо сказал Ребе: «Ну, ты-то легко найдешь любого жениха для твоей дочери и за границей!» На что Ребе ответил с чрезвычайной серьезностью: «Нет, такого жениха больше нигде не найти». Он поставил условие: если не выпустят Менахема-Мендла, то и он сам не уедет добровольно. Поскольку советские власти старались как можно скорее отделаться от еврейского религиозного лидера, причинившего им столько неприятностей и внутри страны, и за границей, они согласились на это условие.

Свадьба Менахема-Мендла и Хаи-Мушки состоялась 14 кислева 5689 года (27.11.1928) в Варшаве в помещении любавичской ешивы «Томхей тмимим». Перед началом бракосочетания ребе Раяц провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше. Сейчас я скажу маамар, чтобы пригласить сюда души всех Рабеим: пусть придут и благословят молодых». И Ребе произнес знаменитый маамар «Леха доди», в который вплетены отрывки маамаров всех глав Хабада, начиная с Алтер Ребе, и с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада.

С этого времени жизнь Хаи-Муш­ки оказалась полностью посвящена мужу: она во всем помогала ему, духовно поддерживала и создавала максимально удобные условия для жизни и учебы. Вместе с ним она жила в Берлине, где рабби Менахем-Мендл учился в университете, и бесстрашно отправилась в самое логово нацистского зверя, чтобы получить разрешение на выезд во Францию. Трудности возникли, когда оказалось, что ее девичья фамилия — такая же, как у ее мужа, но ей удалось найти объяснение, которое служащий принял, хоть и очень неохотно. «Когда мы придем в Париж, — пригрозил он, — мы вас еще проверим».

Рабби Менахем-Мендл снова принялся за учебу — теперь уже в парижском Политехническом институте, а ребецн была его надежным тылом. Вместе они бежали в неоккупированную часть вишистской Франции, и только благодаря неизменной поддержке жены рабби Менахему-Мендлу удавалось продолжать самому учить Тору и преподавать ее другим, а также помогать евреям исполнять заповеди Торы даже в экстраординарных условиях войны. Вместе с мужем ребецн прошла через все треволнения, связанные с получением американской визы, и наконец они буквально чудом отплыли на пароходе из пылающей огнем мировой войны Европы.

28 сивана 5701 года (23.06.1941) Менахем-Мендл и Хая-Мушка Шнеерсон сошли на американскую землю, здесь и начался новый этап их жизни. Ребе Раяц возложил на своего зятя огромные полномочия по руководству рядом хабадских учреждений. Р. Менахем-Мендл отвечал за все, что касалось образования и воспитания юношества и в особенности издания книг по хасидизму. А 10 швата 5711 года (17.01.1951), ровно через год после кончины тестя, ребе Раяца, рабби Менахем-Мендл принял на себя руководство движением Хабад и стал седьмым Любавичским Ребе. Жизнь ребецн Хаи-Мушки, соответственно, обрела новый смысл. И в этой роли она осталась неизменной в своей преданности мужу, любви к нему и действенной поддержке во всех его начинаниях и свершениях. Супруга самого известного руководителя еврейского народа в последних поколениях, она всегда оставалась в тени, неузнанной и незнакомой подавляющему большинству людей.

Мы в социальных сетях