Из трудов Любавичского Ребе; краткое адаптированное изложение

В главе Торы "Итро" приведены Десять Речений, прозвучавших с горы Синай. Первое из них: "Я – Г-сподь, Б-г твой…". В оригинале оно начинается со слова "Анохи", которое действительно переводится как местоимение "я", но не со святого языка, а с древнеегипетского! И этот факт не может не удивлять.

Десять Речений обобщают в себе всю Тору, а следовательно, и все ее заповеди. Намек на это содержится в тексте самих этих речений: во всех десяти фразах – 620 букв. Это количество соответствует 613-ти заповедям Торы и еще 7-ми заповедям, установленным мудрецами.

Шмот (Исход) 18:1-20:23

Итро, тесть Моше, услышав о великих чудесах, которые Всевышний совершил для народа Израиля, приходит из Мидьяна в стан Израильтян вместе с женой Моше и двумя его сыновьями. Итро дает Моше совет установить систему судей и старейшин, чтобы облегчить ему задачу управления народом и судопроизводства.

Сыны Израиля располагаются лагерем у горы Синай. Всевышний сообщает им, что Он избрал их быть Ему "царством священников" и "святым народом", в ответ на что народ провозглашает: "Все, что Б-г сказал, - сделаем!"

15 Швата, Ту-Бишват  - новый год деревьев. В это время деревья Страны Израиля оживают от зимней спячки.

Ту-Бишват имеет прямое отношение к законам об орла, нета реваи, трумот умаасрот и вообще к заповедям, связанным со Страной Израиля. В отношении орла и нета реваи 15 Швата устанавливает границу, по которой отсчитывают годы возраста дерев аи его плодов. Как уже говорилось, в течение первых трёх лет нельзя есть плоды дерева, а урожай четвёртого года Тора предписывает отвезти в Иерусалим и съесть там (или выкупить его деньгами, которые надлежит доставить в Иерусалим вместо плодов).

Четыре Новых года

Все-таки повезло евреям! Ведь у нас есть целых четыре Новых года:

Первого нисана – Новый год царей и праздников.

Первого элула – Новый год животных.

Первого тишрея – Новый год летоисчисления.

Марина Карпова

Пятнадцатый день еврейского месяца шват, знаменующего конец зимы и начало весны, – особый. В Мишне он называется Рош а-Шана ле-иланот, Новый год деревьев (Рош а-Шана, 1:1). В это время корни начинают снабжать деревья новыми соками, наступает пора цветения, затем появляется завязь, и, наконец, развивается плод. Фрукты, собранные после этой даты, считаются плодами нового урожая. В соответствии с еврейским законодательством, от них следовало отделять десятину (маасер) – десятую часть урожая, которую крестьянин отдавал бедным или левитам.

Седер праздника Ту Бишват – не закон Торы, а просто милая традиция. Но традиция, обладающая способностью притягивать благословение и изобилие.

Ашкеназский вариант седера: подать на стол пятнадцать видов различных фруктов и сопровождать поедание каждого чтением одной из глав «Шир амаалот» (так называют с 220-й по 234-ю главу «Теилим»).

Каббалистический вариант седера: подать на стол четыре тарелки, на каждой – 4-10 плодов (всего 12-30 плодов). На первой тарелке – плоды, которые едят с кожурой: яблоки, виноград, клубника и прочее; наличие внутри плода маленьких косточек не принимается в расчет. Съедая их, произносят: «Да будет на то воля Небес, чтобы мы были красивы изнутри, как снаружи».

В этой главе повествуется об одном из самых больших чудес в истории еврейского народа, о чуде расступления вод моря во время Исхода евреев из Египта. Потрясенные люди поют песню благодарности Всевышнему. Поют мужчины и женщины, но, как подчеркивается в Торе, радость женщин была больше радости мужчин — они не только пели, они одновременно играли на музыкальных инструментах: «…и вышли все женщины… с тимпанами и свирелями» (Шмойс, 15:20). Благодаря этой особой радости женщин наши мудрецы постановили читать после главы из Торы «Бешалах» главу из «Судей», посвященную аналогичному сюжету — песне женщины: «И пела Двора». Мидраш рассказывает, что при расступлении вод моря и ангелы готовы были присоединиться к песне людей, но Всевышний запретил им это делать, пока не закончится песнь евреев. Мидраш уточняет: Всевышний хотел услышать сначала песню женщин.

Йеуда Векслер

Десятое швата хорошо известно: в этот день скончался шестой Любавичский Ребе, рабби Йосеф-Ицхак (Раяц) Шнеерсон, и хасидское движение Хабад возглавил рабби Менахем-Мендл Шнеерсон. Он стал седьмым Любавичским Ребе[1].

Однако 10 швата имеет еще один аспект, особо отмеченный Ребе Раяцем в заглавии знаменитого маамара «Бати ле-гани». Он написал его и отдал в печать заранее, указав, что учить его нужно 10 швата (то есть в день его смерти). Перед началом маамара написано: «Годовщина смерти моей почитаемой бабушки, праведной ребецн госпожи Ривки, душа которой в Ган Эдене – да защитят нас ее заслуги».

Десятое число месяца Шват (или "Йуд-Шват" на иврите) - наизначительнейшая дата в хасидском календаре. Это йорцайт шестого Любавического Ребе и это день, когда седьмой Ребе принял на себя руководство Любавическим движением.

Шестой Любавический Ребе Йойсеф Ицхок Шнеерсон (Ребе Раяц), единственный сын Любавического Ребе Шолом Бера Шнеерсона (Ребе Рашаб), родился 12 Тамуза 5640 (1880) г. Он возглавил Любавическое движение в возрасте 39 лет после кончины отца 2 Нисана 5680 г. (21 марта 1920 г.). Ребе Йойсефа Йицхока Шнеерсона называют Фриердикер Ребе (Предыдущий Ребе). Годы деятельности Ребе Раяца в России можно отнести к самым тяжелым периодам в истории еврейства. Коммунисты усматривали в религии угрозу своему контролю над народом, поэтому они стремились истребить всех, кто распространял религиозные идеи или жил по своей вере.

Суббота, в которую в синагогах читают недельную главу То­ры Бешалах ("Когда отпустил"), называется Шабат Шира ("Суб­бота Песни"), поскольку знаменитая песня, которую пели сыны Израиля, когда перед ними расступилось Красное море, входит именно в эту главу Торы и читается в эту субботу.

Несмотря на то, что глава Бешалах содержит описание мно­гих других важнейших событий (в том числе — выхода из Егип­та, перехода через море посуху, дарования многих законов, исто­рию выпадения мана (манны) и историю колодца, шедшего за евреями по пустыне), мы называем эту субботу Шабат Шира.

Шмот (Исход) 13:17-17:16

Позволивший евреям покинуть Египет фараон, опомнившись вскоре, гонится за ними, чтобы силой их вернуть, и евреи обнаруживают себя запертыми между морем и армией фараона. Б-г велит Моше поднять свой посох над морем; воды расступаются, позволяя евреям пройти через море, и затем смыкаются над преследующими их египтянами. Моше и Сыны Израиля поют Всевышнему благодарственную Песнь.

В пустыне народ, страдающий от жажды и голода, несколько раз жалуется Моше и Аарону. Всевышний делает сладкой горькую воду источника в Маре; позже по Его велению Моше, ударив посохом по скале, извлекает из нее воду; Б-г посылает с небес манну каждое утро перед рассветом, а перепела появляются в лагере Израильтян вечером.

Письмо Любавического Ребе

Рош-Ходеш Шват, 5711

Бруклин, Нью-Йорк

К нашей общине, студентам ешив Томхей Тмимим, всем тем, кто был связан или имел отношение к моему тестю, святому Ребе, Да благословит всех вас Б-г!

Шват – одиннадцатый месяц года, если считать с Нисана, и пятый, если считать с Тишрей, от Рош Гашана.

Тора и Танах называют его «одиннадцатым месяцем».

Новомесячье Швата продолжается только один день, поскольку предшествующий ему месяц Тевет всегда неполный. Соответственно, месяц Шват всегда полный и продолжается тридцать дней.

Последние три казни обрушиваются на Египет: полчища саранчи сжирают весь урожай и всю зелень; кромешная, ощутимая на ощупь тьма окутывает всю страну; все первенцы Египта погибают ровно в полночь 15 Нисана.

Всевышний дает закон - первая заповедь из данных еврейскому народу: установить календарь, отсчитывая месяцы по рождению новой луны. Евреи также получают повеление принести пасхальную жертву Б-гу: ягненка, чьей кровью должны быть отмечены косяки и притолоки дверей всех еврейских домов, чтобы Б-г, придя убивать египетских первенцев, миновал ("пасах" на иврите) эти дома. Запеченное на огне мясо этой жертвы в ту же ночь должно быть съедено вместе с мацой (опресноками) и горькой зеленью.

Эта женщина была женой одного из самых выдающихся раввинов нашего времени.
Ее сын возглавил движение Хабад – мощнейшее движение, изменившее ситуацию в современном иудаизме. И сама она была женщиной незаурядной.

Ципи Кольтинюк

Детство и юность

Хана родилась в 1880 году в семье раввина города Николаева Меира-Шломо Яновского. В те годы еврейская община Николаева была главным образом хабадской. Атмосфера Любавичей окружала девочку с первых лет ее жизни, и сама она была ее частью. Так, когда в Николаев прибывала для изучения новая статья Любавичского Ребе, юная Хана переписывала ее от руки, чтобы раздать хасидам.

Она пожертвовала собой, чтоб продолжалось распространяться учение ХаБаДа.  История ее духовного подвига начиналась так.
Алтер Ребе открыл многие секреты Торы и с их помощью помогал людям, чтобы облегчить жизнь хасидов. Это не понравилось многим противникам хасидов, они решили помешать ему распространять его учение: заточить в крепость и убить его.
Они считали, что смерть Шнеур-Залмана убьет само течение хасидизма. Рабби чувствовал, что тучи над его головой сгущаются - он почти не выходил из своего кабинета, никого не хотел видеть. Поток посетителей, обычно шедших в их дом за благословением, будто иссяк. Стояла зловещая тишина.

В канун праздника Новый год, известный раввин Шая Гиссер ответил на вопросы прихожан синагоги Бродского : « Что нам не еврейский Новый год? «.

- Рав Шая, скоро наступает праздник Новый год. Мы все тоже что-то хотим отмечать. Но евреям этот день отмечать нежелательно. Можете пояснить, почему?

- Начнем издалека. Евреи, в отличие от других народов - народ общинный. Во многом мы и есть очень большая и сложная, но семья. В нашей ментальности любая реакция на поведение евреев, даже самое идиотское - в первую очередь семейная, и поэтому острая, живая.

Р-н Михаэль Кориц

Среди многих загадок личности рабби Шнеур-Залмана (Алтер Ребе) обращает на себя внимание его особенная связь с Российским государством. Известен спор основателя Хабада с главами польских хасидов, в котором рабби Шнеур-Залман встал на сторону России против Наполеона. Традиционно это объясняют тем, что эмансипация, по мнению Альтер ребе, представляла собой большую угрозу, чем грядущие погромы. Патриотическое настроение Алтер Ребе и помощь, оказываемая его хасидами, вызывали изумление русских военных и правительства, были отмечены и вошли в историю

Гадяч

В 5572 (1811) году, в связи с наступлением Наполеона, Алтер Ребе был вынужден оставить город Ляды. С 29 Ава по 8 Тевета 5753 года Алтер Ребе и его семья, а вместе с ними — десятки хасидов, скитались, пока не прибыли в деревню Пена. Деревня была велика и насчитывала около трехсот дворов. Многие из больших домов стояли пустыми, поскольку мужчины ушли на войну. Жители этого места были добросердечны и бесплатно дали пропитания и дров всем прибывшим.

Молитва

Молитва – одна из основных форм выражения веры во Всевышнего. Человек несовершенен, у него есть недостатки, и он всей душой стремится их исправить. Поэтому он обращается с молитвой к Создателю.

Человеческое несовершенство проявляется на двух уровнях. Как правило, люди ощущают потребность в молитве лишь тогда, когда что-то нарушает привычный ход их жизни. Например, если человек заболел, если он испытывает страдания и понимает: никакие врачи в мире не могут ему гарантировать, что он выздоровеет и вновь будет чувствовать себя хорошо, и только Святой, благословен Он, дарующий жизнь всему живому, способен его излечить и дать ему долгую и счастливую жизнь, – вот тогда он взывает к Нему в молитве из самой глубины души, прося исцеления.

Поиск

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Зажигание свечей

 

Ребе не игнорирует тот факт, что современная женщина работает, занимается общественными делами, а не выполняет только домашние обязанности. Ребе принял во внимание все существующие факты, чтобы извлечь из них максимальную выгоду. То есть, Ребе не приказал женщине вернуться домой, как ей подобает, напротив, Ребе требует от женщины использовать все свои силы, например, силу влияния в пользу Торы и заповедей.

Он направил это стремление женщины к равноправию в духовность, воспитание и другие ценности. Ребе потребовал от женщин выйти из дома и распространять свет Торы в своем окружении. И даже если женщина занимается, на первый взгляд, материальными делами, как, например, дизайн одежды, то и там она соблюдает все правила, такие как скромность, и также влияет на других женщин, чтобы и они одевались соответственно. Вместе с этим она растит и воспитывает детей, живущих по законам Торы и соблюдающих заповеди, тем самым выражая свой огромный женский еврейский потенциал.

Важно отметить, что вместе с этим Ребе не отказывается от основных вещей: семьи и скромности. Все, чем занимается женщина для достижения своих целей, должно соответствовать законам скромности в одежде и поведении и, естественно, не должно мешать созданию большой семьи и воспитанию детей.

Ребе с самого начала своего лидерства беспокоился о том, чтобы вся деятельность женщин была организована таким образом, чтобы они смогли еще чему-то научиться и влиять на других женщин. На этих принципах Ребе создал большую женскую организацию «Общество женщин и девушек Хабад», то есть Ребе предвидел появление женских организаций по всему миру, и уже 60 лет назад он создал свою организацию, в которой до сегодняшнего дня с удовольствием состоят тысячи женщин.

Указания Ребе женщинам затрагивают многие сферы. Если мы попробуем перечислить их, то увидим, что это дом, что, в сущности, является главной обязанностью женщины - отношения с мужем, создание семьи, воспитание детей, кашрут, зажигание шабатних свечей, скромность, изучение Торы и т.д. И вне дома - воспитание еврейских детей, помощь ближнему, создание еврейских центров, помощь роженицам и т.д.

Также Ребе выделил специально для женщин письма с просьбами, указаниями, дающими поддержку. Например, ношение парика после замужества, а не платка, установка цдаки на кухне и вложение в нее денег перед началом приготовления пищи и другое.

Одна из причин того, что Ребе уделил так много времени делам женщин, - исключение распространенной ошибки, что якобы иудаизм не очень ценит женщину в духовной сфере (изучение Торы и т.д.). И поэтому при каждой возможности Ребе отмечает, что именно женщины находятся в центре духовной жизни еврейского народа. Начиная с исхода из Египта, который произошел, как написано, благодаря женщинам-праведницам, дарование Торы, о котором говорится, что Моше обратился с Торой сначала к женщине, а потом только к мужчине, а также будущее избавление придет тоже только благодаря женщине, и более того, именно тогда раскроется наивысшая её значимость.

Женщина получила от Ребе полную уверенность, что именно она главная от природы, даже если не получила образования в университете и не сделала карьеру. Ведь это она исполняет главные функции дома и в семье, и в обществе.

Если в мире, к примеру, рождаемость не определяется как наивысшая ценность, то Ребе показал, что это не является умалением достоинства женщины - рожать много детей, а напротив, этим выражается ее особенная сила, которой нет у мужчины. Это и ответственность (и не только физическая!), которую Всевышний дал только женщине! Также и воспитание детей. Все эти моменты определяются как наиболее важные, чем карьера и общественное и экономическое положение. Это вещи, которые, в сущности, продолжают наш путь, чтоб появилось новое поколение. И только в женской власти и силе это совершить.

Ребе действительно верил в женщину, и это не пустые слова. Это было доказано различными указаниями и особенными назначениями, в частностях и в общем, которые Ребе возложил на женщин, потому что действительно ценил и знал, что у женщины есть такие силы, каких нет у мужчины. Назначение, которое было дано женщине, - находиться рядом с мужем в послании Ребе, чтобы открыть центры Хабад в каждой точке мира и помочь евреям во всем.  Ребе  сказал  - "...у хасидов равноправие между женщиной и мужчиной, и в определенных областях женщины преуспеют даже больше мужчин».

Так представлял Ребе современную женщину. Она центр дома, она центр народа и она строит будущее всего нашего народа.


рабанит Яэль Бергман

по материалам сайта  jewishwoman.ru

 

Ребецн Хая Мушка Шнеерсон. Дочь предыдущего, шестого Любавичского Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона (Раяца), она родилась в субботу 25 адара 5661 (1901) года в местечке Бабиновичи, недалеко от столицы хасидизма Хабад — Любавичей. Когда она была еще маленькой девочкой, ее дед, пятый Любавичский Ребе Шолом-Дов-Бер (Рашаб), завел однажды разговор о том, за кого предстоит выдать ее замуж, и сказал: «Стоит подумать о сыне Лейвика» — то есть о Менахеме-Мендле, юном сыне раввина г. Екатеринослава, известного хасида и каббалиста рабби Леви-Ицхака Шнеерсона. Но сватовство осуществилось много позже, в 1924 году, когда Раяц со всей семьей переехал в Ленинград.

Как дочь Любавичского Ребе, ставшего религиозным лидером еврейства в Советской России 1920-х годов, и как невеста его помощника, самоотверженно исполнявшего опаснейшие поручения Раяца и жившего фактически на нелегальном положении, Хая-Мушка также подвергалась постоянной опасности. Она проявляла поразительную силу и твердость духа: известно ее бесстрашное поведение в момент ареста ее отца (15 сивана 1927 года), смелые слова, которые она бросила в лицо «евсеков»[2], предателей еврейского народа, разоблачив их ложь и лицемерие. И она первая запустила процесс, который в конечном счете привел к спасению и осво­бождению ребе Раяца. Когда в их квартире шел обыск, Хая-Мушка стояла у открытого окна и вдруг увидела, что к ней идет жених. Перегнувшись через подоконник, она негромко и выразительно проговорила: «У нас — гости». Менахем-Мендл сразу понял, что это значит, и поспешил в германское посольство. Благодаря этому уже на следующий день утром в европейских газетах появилось сенсационное сообщение: «В Совдепии арестован Любавичский Ребе», и тем самым план тайно арестовать и расправиться с Ребе прежде, чем об этом станет кому-либо известно, был сорван.

Когда смертный приговор Раяцу был заменен на ссылку в Костроме, Хая-Мушка поехала туда с отцом, чтобы заботиться о нем и обеспечивать ему нормальный быт. И она же, узнав о приказе об освобождении Ребе, послала телеграмму в Ленинград с этой доброй вестью.

Когда осенью 1927 года ребе Раяц готовился к отъезду из Советской России, он включил жениха Хаи-Мушки, Менахема-Мендла, в список членов семьи. Это вызвало сопротивление со стороны советских чиновников, и один из них насмешливо сказал Ребе: «Ну, ты-то легко найдешь любого жениха для твоей дочери и за границей!» На что Ребе ответил с чрезвычайной серьезностью: «Нет, такого жениха больше нигде не найти». Он поставил условие: если не выпустят Менахема-Мендла, то и он сам не уедет добровольно. Поскольку советские власти старались как можно скорее отделаться от еврейского религиозного лидера, причинившего им столько неприятностей и внутри страны, и за границей, они согласились на это условие.

Свадьба Менахема-Мендла и Хаи-Мушки состоялась 14 кислева 5689 года (27.11.1928) в Варшаве в помещении любавичской ешивы «Томхей тмимим». Перед началом бракосочетания ребе Раяц провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше. Сейчас я скажу маамар, чтобы пригласить сюда души всех Рабеим: пусть придут и благословят молодых». И Ребе произнес знаменитый маамар «Леха доди», в который вплетены отрывки маамаров всех глав Хабада, начиная с Алтер Ребе, и с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада.

С этого времени жизнь Хаи-Муш­ки оказалась полностью посвящена мужу: она во всем помогала ему, духовно поддерживала и создавала максимально удобные условия для жизни и учебы. Вместе с ним она жила в Берлине, где рабби Менахем-Мендл учился в университете, и бесстрашно отправилась в самое логово нацистского зверя, чтобы получить разрешение на выезд во Францию. Трудности возникли, когда оказалось, что ее девичья фамилия — такая же, как у ее мужа, но ей удалось найти объяснение, которое служащий принял, хоть и очень неохотно. «Когда мы придем в Париж, — пригрозил он, — мы вас еще проверим».

Рабби Менахем-Мендл снова принялся за учебу — теперь уже в парижском Политехническом институте, а ребецн была его надежным тылом. Вместе они бежали в неоккупированную часть вишистской Франции, и только благодаря неизменной поддержке жены рабби Менахему-Мендлу удавалось продолжать самому учить Тору и преподавать ее другим, а также помогать евреям исполнять заповеди Торы даже в экстраординарных условиях войны. Вместе с мужем ребецн прошла через все треволнения, связанные с получением американской визы, и наконец они буквально чудом отплыли на пароходе из пылающей огнем мировой войны Европы.

28 сивана 5701 года (23.06.1941) Менахем-Мендл и Хая-Мушка Шнеерсон сошли на американскую землю, здесь и начался новый этап их жизни. Ребе Раяц возложил на своего зятя огромные полномочия по руководству рядом хабадских учреждений. Р. Менахем-Мендл отвечал за все, что касалось образования и воспитания юношества и в особенности издания книг по хасидизму. А 10 швата 5711 года (17.01.1951), ровно через год после кончины тестя, ребе Раяца, рабби Менахем-Мендл принял на себя руководство движением Хабад и стал седьмым Любавичским Ребе. Жизнь ребецн Хаи-Мушки, соответственно, обрела новый смысл. И в этой роли она осталась неизменной в своей преданности мужу, любви к нему и действенной поддержке во всех его начинаниях и свершениях. Супруга самого известного руководителя еврейского народа в последних поколениях, она всегда оставалась в тени, неузнанной и незнакомой подавляющему большинству людей.

Мы в социальных сетях