Get Adobe Flash player

ХАНУКА В ОСВЕНЦИМЕ

Виктор Франкл - гениальный еврей, основатель логотерапии, суть терапии в том, что у человека должен быть смысл жизни.
Он прошел ВЕСЬ ОСВЕНЦИМ, остался жив, разработал свою терапию,написал труды и статьи о смысле жизни, воспоминания о лагере и свои об этом размышления.
Он был учеником Фрейда, поссорился с ним, основал третью Венскую школу психоанализа. У него был период отчаяния, в который он хотел закрыть школу и уехать, НО РЕБЕ прислал к нему еврейку со словами поддержки от ЛЮБАВИЧЕСКОГО РЕБЕ.Это потрясающий человек,еврей с большой буквы.


В концентрационных лагерях мы видели как
в одной и той же ситуации один человек
деградировал, превращаясь в животное,
а другой вел себя как святой.

Виктор Франкл

Одним из тех предметов, которые мне удалось тайком унести из Освенцима, когда нацисты перевели меня в лагерь № 8 (карантинный лагерь для тех, кто мог оказаться переносчиком тифа), была моя ложка. В ней не было ничего особенного, но это была моя ложка. И ей будет суждено сыграть важную роль в моей еврейской жизни и в жизни некоторых из 500 заключенных лагеря. В этом лагере не было нарядов на работу, но заключенным приказывали помогать в строительстве лагеря, которое все еще продолжалось. У меня уже был опыт работы механиком в Лодзинском гетто, поэтому я помогал электрикам устанавливать освещение.

Получив доступ к инструментам, я принялся за свою ложку. Я заточил ручку, сделав ее острой, как нож. Теперь я мог и есть суп, и резать хлеб. Это было очень важно, потому что часто нам давали один ломоть хлеба на двоих или троих, а без ножа было очень трудно разделить его поровну. Теперь ко мне постоянно обращались за помощью. Ложка-нож позволяла избегать споров и поддерживать относительный мир между заключенными.

Настала зима, и моя ложка стала использоваться для выполнения еще одной заповеди. К тому времени нас перевели в лагерь №4 в Кауферинге. Это был почти такой же страшный лагерь, как и Освенцим. Несмотря на нечеловеческие страдания, которые мы переносили каждый день, мы пытались выполнять заповеди, когда была хоть малейшая возможность, и не забывать о том, что мы - б-гобоязненные евреи, хотя это было сопряжено с большими опасностями.

Я всегда в уме вел календарь, так что я знал, что наступила Ханука. Во время недолгих перерывов я и некоторые другие заключенные вспоминали, как дома, до войны, наши отцы с трепетом и радостью зажигали меноры. Мы вспоминали, как не могли наглядеться на огоньки, горящие, как звезды, как мы наслаждались их необыкновенным теплым сиянием, как они, казалось, наполняли нас особой святостью.

А потом мы говорили об истории Хануки, о войне Хашмонаев против мучителей-греков, хотевших вытравить иудаизм из еврейских сердец. Мы вспоминали великий героизм евреев того времени, рисковавших жизнью ради соблюдения Субботы, изучения Торы, выполнения заповеди обрезания. И мы помнили, как Б-г помог им оказывать сопротивление врагам, а потом и победить их, чтобы евреи вновь могли свободно изучать Тору и выполнять заповеди.

ЗАЧАРОВАННЫЕ СВЕТОМ

А потом мы осмотрелись вокруг. Мы были в лагере, где постоянно подвергались опасности, где к нам относились как к недочеловекам, где совершенно не было возможности соблюдать основные нормы иудаизма. Как счастливы были бы мы, если бы только могли зажигать ханукальные огни!

Мы разговаривали и мечтали, и вдруг, не сговариваясь, пришли к одному и тому же решению: мы просто должны найти способ выполнить заповедь этого праздника. Один из нас предложил немного маргарина, сэкономленного из дневного пайка. Его можно было использовать вместо масла. А фитильки? Мы начали вытаскивать нитки из своих роб…

А что будет нашей менорой? Я вытащил свою ложку, и через несколько секунд мы зажигали ханукальный "светильник", произнеся благословения. Мы стояли вокруг, зачарованные, прикованные к месту, погруженные в свои мысли. Об прошлых Хануках, о латкес, о дрейдлах, о Хануке гелт, которые нам давали, когда мы были детьми.

Наша необычная ханукальная менора зажгла в нас огонек надежды. Произнося слова благословения о чудесах, которые Б-г сотворил для наших праотцев, "в те времена", но и "в эти дни", мы хорошо понимали, что спасти нас могло только чудо. Великое чудо. Такое, как то, на которое намекают буквы на дрейдле.

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

Клуб кулинарии

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения