Get Adobe Flash player

Полная история Пурима 2

9. Мордехай действует

"А Мордехй знал всё, что было сделано..."
(Свиток Эстер, 4:1)

В эту ночь Мордехаю снился странный сон. Пророк Элияу, чудесный защитник, появляющийся всегда в трагический момент, чтобы предупредить еврейский народ об угрожающей ему опасности, явился Мордехаю во сне и открыл ему злодейский план Амана. Элияу открыл Мордехаю также и то, что эта угроза является наказанием за нарушение евреями Торы своим посещением трефного праздника Ахашвероша, и что только полное раскаяние спасёт евреев от меча Аман?

Проснувшись утром, Мордехай разорвал на себе свои одежды и вышел в город в трауре с громким, горьким плачем, взбудоражив всех евреев Шушана. Трагическая новость распространилась по всему городу, и сердца евреев наполнились великим, неизбывным горем; они узнали, что обречены на смерть в тринадцатый день адара.

Одетый во власяницу и с посыпанной пеплом головой, явился Мордехай к воротам дворца. Верные царице слуги поспешили сообщить ей о большом горе Мордехая, и Эстер страшно забеспокоилась. Желая узнать от самого Мордехая о причине этого горя, Эстер выслала Мордехаю приличествующую дворцу одежду с просьбой переодеться и явиться к ней, чтобы рассказать, что случилось; во власянице входить во дворец запрещалось. Но Мордехай отказался снимать власяницу. Вместо этого он через верного слугу Атаха передал царице о случившемся и приложил копию царского указа, обнародованного в Шушане. Мордехай просил Эстер явиться к царю и просить за свой народ. Нет сомнения, сказал Мордехай, что Эстер стала царицей только для того, чтобы она могла оказать услугу своему народу в такой роковой час. Пришло для неё время, открыть царю свою национальность и умолять его спасти своих верных подданных – евреев, в отношении которых надменный Аман ввёл царя в заблуждение.

В ответ на это Эстер велела передать Мордехаю: "Я готова сделать всё от меня зависящее, дорогой мой кузен, чтобы спасти наш народ от гибели. Но ты знаешь ведь, что имеется строгий приказ, издания которого добился коварный Аман у царя, согласно которому любой человек, входящий во внутренний двор царя без особого приглашения, подлежит смерти, за исключением того случая, когда царь милостиво протянет вошедшему свой золотой скипетр в знак прощения. Этот злодей Аман предвидел, по-видимому, что я попытаюсь повидать царя, и принял меры, чтобы не допустить меня к нему. К несчастью, я действительно лишена сейчас царской благосклонности – я не была приглашена к царю вот уже тридцать дней! Могу ли я быть уверена в том, что царь будет рад моему появлению и протянет мне свой скипетр? Я, конечно, не боюсь умереть за свой народ, но мы ничего ведь не добьёмся, если я умру напрасно.

– Твои слова сказаны с добрым намерением и в их искренности я не сомневаюсь, дитя моё, – сказал Мордехай. – Но думаешь ли ты спастись под защитой царского дворца в то время, как все твои братья погибнут? Евреи будут в конце концов так или иначе спасены, если же ты не пожелаешь рисковать своей жизнью ради них, то уж ты наверное погибнешь! Сейчас не время думать о своей личной безопасности. Ты должна рискнуть и положиться на Б-га.

10. Пост царицы Эстер

"И сказала Эстер: " Пойди, собери всех иудеев, и поститесь ради меня... и я с служанками моими буду так же поститься..."
(Свиток Эстер, 4:15–16)

Теперь Эстер осознала, наконец, всю величину опасности, нависшей над всем еврейским народом. Да, она счастлива рисковать своей жизнью за свой народ. Но какое же создалось безнадежное положение! Даже если ее жизнь будет пощажена и ее мольбы будут услышаны царем, указы с печатью царя останутся неотмененными. Даже сам царь не может их аннулировать. Какая ничтожна для нее вероятность добиться успеха! И все же Мордехай прав: нет здесь выбора. Эстер решила поэтому, что она не оставит свой народ в бедственный для него час.

У Эстер была к Мордехаю одна только просьба:

– Пойди, собери всех евреев, старых и молодых, и поститесь и молитесь за меня три дня, пока мольба эта не достигнет Небес, и Б-r сжалится над нами. Здесь во дворце я и мои служанки также будем поститься и молиться, ибо ничто, кроме Б-жьего чуда, не спасет наш народ. По прошествии трех дней я пойду к царю вопреки закону, а если я погибну – то погибну...

Трудно было Мордехаю выполнить мудрую и справедливую просьбу Эстер, ибо пост этот совпадет с праздником Песах, но речь ведь шла о судьбе всего народа Израиля, а поэтому Мордехай объявил этот пост.

Пост был принят и соблюдался всеми евреями, проживающими во всех 127 провинциях персидской империи. Всюду, где находились евреи, была большая печаль, и пост, и плач, и стенания; вретища и пепел служили постелью для многих.

В Шушане Мордехай собрал еврейских детей из хедарим и ешивот. Сидя во вретище и пепле, как люди, находящиеся в трауре, дети громко плакали и молились Б-гу дни и ночи. Когда Б-г увидел этих невинных детей и услышал их душераздирающие вопли и мольбы, Он преисполнился жалости. "Ради детей Я спасу Мой народ", - сказал Б-г.

Между тем Аман, узнав, что Мордехай поднял страшный вопль в Шушане, побежал туда, где Мордехай окружил себя детьми. Он нашел его среди двадцати двух тысяч детей, молящихся со слезами на глазах. Жестокое сердце Амана не дрогнуло. "Ваша молитва ни к чему", - издевался над ними Аман. - "Ничто вас не спасет теперь!". И он приказал своим тюремщикам заковать детей в цепи и сторожить их. "Дети должны умереть первыми!" - сказал он.

С разбитыми сердцами приходили матери к своим детям, принося им еду и питье. Но храбрые маленькие дети поклялись погибнуть, но не прекратить пост. "Мы останемся здесь с нашим дорогим Мордехаем пока нас не оторвут от него силой", - заявили они.

В этот момент двенадцать тысяч коаним, у каждого из которых был свиток Торы в одной руке и шофар в другой, громко молились и умоляли Всемогущего: "О Б-г Израиля! Неужели суждено погибнуть избранному Твоему народу, изучающему Твою Тору? Кто будет восхвалять Твое святоя имя? Отвечай нам, о Б-же, отвечай нам!". Затем каждый из них протрубил в шофар, и звук его смешался с мольбами дети, пронзив Небеса...

11. Эстер просит царя

"На третий день Эстер оделась по-царски и появилась на внутреннем дворе дворца..."
(Свиток Эстер, 5:1)

Все три дня поста Эстер непрерывно молилась Б-гу, прося даровать ей успех в ее попытке спасти свой народ. На третий день она набралась храбрости и пошла в тронный зал.

По дороге в зал она почувствовала Б-жественное вдохновение, и хотя она была слаба и бледна от длительного поста, Эстер смело прошла мимо царской охраны и вошла в тронный зал, где царь сидел на троне, окруженный своей свитой.

Среди царедворцев, окруживших царя, находились также сыновья и друзья Амана, которые с трудом скрывали свое злорадство при виде входящей без приглашения царицы. Если царь не обратит внимание на непрошеную гостью, Эстер погибла...

Но в самый этот момент царь увидал Эстер, стоявшую у входа. Она выглядела очень бледной и опечаленной, но было что-то такое в лице ее, что придавало ей вид небесного ангела. Ахашверош быстро протянул ей свой скипетр, и Эстер, в избытке охватившего ее чувства облегчения и преисполненная надежды, приблизилась и коснулась конца скипетра.

Сильно удивленный неожиданным визитом Эстер, царь участливо спросил ее:

– Что тебя беспокоит, дорогая моя царица Эстер, и каково твое желание? Проси хоть до половины царства, оно будет исполнено.

Эстер, считавшая этот момент пока еще не подобающим открыть царю цель своего прихода, спросила только царя, не соблаговолит ли он прибыть на пир, который она устраивает специально для него и для премьер-министра Амана.

Царь тут же исполнил желание царицы, послав за Аманом, чтобы он немедленно явился на пир.

У Эстер было много причин пригласить на этот банкет также Амана, а не только одного царя. Самой главной причиной было то, что она не желала, чтобы евреи полагались только на одну её; они должны всегда помнить, что истинное их спасение придёт от Б-га, и только от Него самого. Когда они узнают, что она устраивает пир в этот трагический час, да ещё приглашает на него их заклятого врага Амана, они усомнятся в её верности им и обратятся к Б-гу с еще большим рвением, искренними и горячими молитвами. Эстер желала также усыпить бдительность Амана, не давать ему повод подозревать, что она замышляет что-то против него; это могло бы принудить Амана поднять открытый бунт против царя. Наконец, Эстер искала случай вызвать подозрение и гнев царя против своего премьер-министра и привести к его немедленному падению.

Когда царь и Аман появились на пиру и царь вновь спросил царицу, чего она желает, Эстер посчитала и этот момент еще не подходящим для подачи петиции. Поэтому она пригласила царя и Амана на второй пир, который она устроит завтра, обещав открыть тогда царю своё желание.

12. Совет Зереш

"Тогда сказала ему его жена Зереш и все его друзья: "Пусть сделают виселицу высотою в пятьдесят локтей...""
(Свиток Эстер, 5:14)

Аман был вне себя от гордости и радости при виде особого внимания и чести, которые оказала ему царица Эстер. "Даже царица признаёт мою важность! Кто равен мне в силе и богатстве?", - пыжился Аман. Однако, уходя из дворца и встретив у ворот Мордехая, как всегда игнорирующего его, не оказывающего ему положенных почестей, Аман пришёл в ярость в той же мере, как за минуту до этого поднялось было его настроение. Аман поспешил домой и созвал большой семейный совет. Когда все его сыновья, жены и советники собрались в его собственном дворце, Аман начал хвастать всеми почестями, которые оказывали ему. "Да, даже царица Эстер не пригласила никого другого из министров кроме меня на банкет, который она устроила для царя. И я приглашен также и на завтра отобедать с царем и царицей. Однако, что для меня все эти почести, если Мордехай, этот ненавистный мне еврей, сидит у царских ворот и никогда мне не кланяется? Я не могу больше ждать до 13 адара!", - выходил из себя Аман.

Призывая своих родных и друзей подумать о каком-либо пути избавиться от Мордехая немедленно, Аман предостерег их:

– Вы должны разработать такой план, который никогда раньше не проваливался, ибо их Б-г всегда творит чудеса для спасения преданных Ему евреев. Обезглавить Мордехая нам не удастся – Фараон пытался убить Моше мечом, но шея Моше превратилась в камень! Утопить Мордехая тоже нельзя, ибо евреи прошли через море по суше, воды расступились перед ними. Если пожелаем выколоть ему глаза, нам следует помнить, что сделал с филистимлянами слепой Шимшон! Бесполезно будет также пытаться сжечь Мордехая на костре, ибо совсем недавно три еврейских министра Невухаднецара – Хананья, Мишаел и Азарья – вышли нетронутыми из раскаленной печи. Я лично хотел бы видеть Мордехая разорванным на части голодными львами, но всем известно, что еврейский пророк Даниель вышел в целости из львиного логовища и имел счастье видеть своих врагов брошенными туда и разорванными в клочья вместо него! Так вот, мудрые мои друзья, подумайте хорошенько и посоветуйте мне такую казнь для Мордехая, какую никогда раньше не мог предотвратить еврейский Б-г.

На минуту воцарилась мертвая тишина. Все напрягали мозги в поисках ужасной смерти для Мордехая. Вдруг Зереш, достойная жена Амана, жестокость которой была превзойдена разве только зверствами её мужа, воскликнула торжествующе:

– Давайте повесим Мордехая! Я не знаю ни одного еврея, который спасся бы от виселицы. Так что нужно построить виселицу высотой в пятьдесят локтей, а завтра утром пойдешь, мой дорогой муж, и попросишь царя разрешить тебе повесить Мордехая на этой виселице. Царь, конечно же, окажет тебе эту маленькую услугу! И тогда ты сможешь в хорошем настроении пойти с царём на банкет царицы!

Аман был в восторге от этого "мудрого" совета жены и, не теряя времени, тут же воздвиг виселицу высотой в пятьдесят локтей у себя во дворе.

13. Роковая ночь

"В эту ночь сон царя был нарушен... "
(Свиток Эстер, 6:1)

В эту ночь было очень шумно на Небесах. Слезы и молитвы попавших в беду евреев, их искреннее раскаяние и угрызения совести прорвались через все преграды к Небесам. Ангелы в ужасе спрашивали друг друга: "Неужели Б-г собирается уничтожить мир?"

Никто не смог спать в эту ночь. Мордехай и остальные евреи провели всю ночь в молитвах и мольбах перед Всемогущим. Эстер была занята приготовлениями к завтрашнему пиру для царя и Амана. Даже изверг Аман не спал в эту ночь – он был занят устройством виселицы для Мордехая. Только царь Ахашверош спал глубоким, ничем не нарушаемым сном.

Когда Б-г увидел так мирно спящего Ахашвероша, он сказал ангелу Гавриелю: "Моим детям угрожает смертельная опасность, а этот глупец спит себе сном невинного младенца! Пойди, наруши его покой".

Царь внезапно проснулся и не смог больше уснуть. В его сердце закралось большое подозрение: почему пригласила Эстер на банкет Амана? Не замышляют ли они оба нехорошее против него? Ахашверош беспокойно ёрзал на кровати, стараясь прогнать от себя свои опасения.

"Но должен же быть во дворце хотя бы один преданный мне слуга, который предупредил бы меня об угрожающей мне опасности, – думал царь, – если только я не забыл вознаградить его надлежащим образом за такую услугу, оказанную мне раньше!"

– Шамши! – позвал царь, – принеси мне поскорее памятную книгу и прочти о недавних событиях во дворце!

Шамши, один из многих сыновей Амана, который был этой ночью дежурным дворецким, принёс требуемую книгу и приготовился читать царю. Когда он открыл книгу, он наткнулся на историю Мордехая, спасшего жизнь царя, раскрыв заговор Бигтана и Тереша. Шамши поспешил перевернуть страницу, но она упорно вновь открывалась. Так повторилось несколько раз. Царь Ахашверош, которого раздражало неумелое обращение Шамши с книгой, нетерпеливо закричал: "Что ты листаешь книгу туда-сюда? Читай, не мешкай!"

И вдруг книга начала произносить вслух записанное в ней. Ангел Гавриель читал историю Мордехая и, конечно же, не пропускал ни малейшей подробности. По мере чтения Гавриелем памятной книги глаза царя начали закрываться...

Гавриель читал: "...На седьмом году царствования могущественного и прославленного царя Ахашвероша, да продлятся его жизнь и процветание, два предателя, дворецкие Бигтан и Тереш, тартианцы, попались как заговорщики против жизни великого и прославленного царя Ахашвероша... Верный главный дворецкий, еврей Мордехай, недавно назначенный главой личных слуг царя, подслушав беседу заговорщиков, сообщил об этом её величеству милостивой царице Эстер, царица же передала об этом его величеству царю... Оба были пойманы с поличным на месте преступления при подаче ими царю бокала с отравленным вином... Они признались, что к измене вынудило их то, что они были подчинены еврею Мордехаю, на которого они надеялись возложить потом всю ответственность за смерть царя... Бигтан и Тереш были повешены, а еврей Мордехай должен быть за это вознагражден самым спешным образом..."

Ангел Гавриель так чудесно читал эту историю и так убаюкивающе, что это усыпило царя, и он уснул. И вот снится царю, что Аман стоит у его постели с поднятым над ним мечом. Вздрогнув, царь открыл глаза. В этот момент он слышит приближающиеся из передней комнаты шаги.

– Кто там? – спрашивает царь.

– Аман, – отвечают слуги.

"Так это, оказывается, не было простым сном", – думает про себя царь и говорит слугам: "Пусть войдет!"

– Скажи мне, Аман, мудрый мой советник, как следует поступить с тем человеком, которого царь желает чествовать?

Сердце Амана радостно забилось. "Царь хочет чествовать меня, подумал он, давно бы так!...". И приняв безразличный вид, Аман сказал с напускной скромностью: "Человек, которого царь желает чествовать, должен быть облачён в царские одежды самого царя; на голове его должна быть возложена царская корона, и он должен верхом на лошади проезжать по улицам города, в то время как один из важных царских министров бежит впереди него и кричит: "Так поступают с тем человеком, которого царь желает чествовать!"

"Вот как! – думает царь про себя, – этот мерзавец действительно намеревается отнять у меня корону!" И с зажегшимся в глазах злым огоньком бросил Аману:

– Скорее, скорее, Аман, пойди и сделай все это Мордехаю!

Эти слова поразили Амана, как гром средь ясного неба. Аман остолбенел и от неожиданности у него отнялся язык.

– Не стой здесь, как осел, – нетерпеливо крикнул царь – поспеши оказать все эти почести Мордехаю!

Аман сделал вид, что не понимает царя. "Какому Мордехаю?", – спросил он.

– Мордехаю, еврею, конечно! – ответил царь.

– Но много евреев носят такое имя, – жалобно сказал Аман.

– Тому Мордехаю, который находится по ту сторону дворцовых ворот, идиот ты этакий!

–О! – воскликнул готовый разрыдаться Аман, – он заклятый мой враг. Я лучше дам ему десять тысяч монет, чем оказать ему такую великую честь!

– Да, да, дай ему эти деньги тоже, но окажи ему и ту честь, которую ты описал.

– Но, Ваше величество, за что награждать еврея такими великими почестями?

– Какая наглость! – воскликнул царь. – Мало тебе, что Мордехай спас мне жизнь? Хватит. Прекрати пререкания. Немедленно пойди к Мордехаю и выполняй в точности моё приказание, если ты дорожишь своей головой!

14. Падение Амана

"И Аман поспешил домой со стенаниями и обесчещенный..."
(Свиток Эстер, 6:12)

Трясущийся весь и с поникшей головой пошел Аман искать Мордехая. В это время Мордехай сидел в доме учения, окруженный своими любимыми учениками. Подняв глаза и увидав в окно приближающегося Амана, Мордехай крикнул: "Спасайтесь, дорогие дети! Этот злодей идет!". Но храбрые дети ответили: "Нет, мы тебя не оставим. Мы жили вместе с тобой, вместе мы и умрём!"

Мордехай читал последние слова молитвы, когда вошёл Аман. Он терпеливо подождал пока Мордехай закончил молитву, а затем сказал:

– Мордехай, сын еврея Авраама, у вас действительно великий Б-г. Когда вы молитесь Ему, Он слышит ваши молитвы и творит вам чудеса. А теперь встань, Мордехай, облачись в эти царские одежды и одень эту золотую корону...

– Аман, негодяй ты этакий, сын Амалека! Ты пришёл сюда издеваться надо мной? Мало тебе, что ты задумал повесить меня?

– Нет, – с горечью ответил Аман. – Я не пришёл смеяться над тобой. Если бы это действительно было так! Но, увы! Это личный приказ царя!

Мордехай не мог поверить своим ушам. Дети вокруг него начали прыгать от радости. Теперь Мордехай сказал уже серьезно:

– Уважаемый премьер-министр, подобает ли мне одевать царские одежды в таком виде, в каком я нахожусь сейчас? Я три дня постился; я покрыт пеплом...

Аман понимающе кивнул головой. Он повёл Мордехая в баню, помыл его и натёр тончайшими благовонными маслами.

Когда Аман приводил в порядок волосы на голове Мордехая, услышал Мордехай, что Аман вздыхает и стонет.

– Что ты вздыхаешь так тяжело, сын Агага? – спросил Мордехай.

– Разве не должен вздыхать премьер-министр, ставший цирюльником, – с горечью ответил Аман.

– Конечно же нет! – невозмутимо сказал Мордехай. – Наконец-то ты выполняешь работу, которая подобает тебе. Опять вернулось для тебя доброе старое время, когда ты был цирюльником в деревне Карцум, помнишь?

Аман продолжал работу молча.

Покончив с переодеванием Мордехая в царские одежды, Аман взял царского коня из царских конюшен и предложил Мордехаю сесть на него.

– Твоя беда отшибла твой разум, – сказал Мордехай. – Я ослаб после поста. Как можешь ты подумать, что такой старый и слабый человек, как я, сядет верхом на коня без посторонней помощи?

Аман знал, что со словами царя шутить нельзя. Царь, наверно, уже ждет в нетерпении. Без дальнейших проволочек Аман нагнулся, встал на четвереньки и предложил Мордехаю ступить на него. Таким образом Мордехай сел наконец на царского коня.

Облаченный по-царски и с величественным видом проезжал Мордехай по улицам Шушана, в то время как Аман вёл за уздцы коня, выкрикивая: "Так поступают с человеком, которого царь желает чествовать!"

Улицы Шушана кишели народом. Царские геральды громко трубили в серебряные трубы. Высшие государственные чины эскортировали процессию. Кудесники и шуты подбрасывали в воздухе золотые и серебряные кубки. Одним словом, это было великолепное зрелище!

Перекрывая все ликующие голоса, громче всех звучал голос Амана: "Так поступают с человеком, которого царь желает чествовать!"

Наблюдая эту процессию с высокого балкона собственного дворца Амана, его дочь крикнула своей матери: "Мать, смотри! Вон папа едет верхом на царском коне, а Мордехай ведёт его по улицам!"

Она тут же схватила мусорное ведро и со злорадным хохотом опрокинула его на голову человека, которого приняла за Мордехая. И сразу же узнала голос глашатая – это был голос ее отца. В отчаянии она бросилась с балкона вниз и разбилась.

В подавленном настроении и опозоренный, в грязной одежде, поплелся Аман к себе домой по окончании злосчастной для него процессии.

Вернувшись домой, говорит он своей жене Зереш: "Теперь я отомщу Мордехаю! Я его повешу на высокой виселице и буду наслаждаться видом его трупа, болтающегося в воздухе!"

– Аман! – сказала Зереш, – Ты, по-видимому, с ума сошел! Забудь о твоем плане, он безнадежно провалился. Евреи сравниваются с песком и со звёздами. Когда они отступаются от своего Б-га и не выполняют Его заветов, их можно притеснять и унижать и ступать по ним, как по песку. Но, когда они возвращаются к их Б-ry и служат Ему верно и искренне, они возносятся ввысь, как звёзды на небе! Что касается тебя, бедный мой Аман, то раз ты начал падать перед Мордехаем, твоя судьба решена...

Их беседе помешали царские слуги, явившиеся поторопить Амана прибыть на второй банкет царицы.

15. Конец Амана

"И повесили Амана на дереве, которое он приготовил для Мордехая..."
(Свиток Эстер, 7:10)

Радостный и, по-видимому, все еще в приподнятом настроении сидел в этот вечер в царском кресле на банкете совсем другой Ахашверош. Как забавно было ему видеть Амана, оказывающего такие великие почести самому ненавистному своему противнику. Аман получил весьма заслуженный урок...

– Эстер, царица моя, – нежно обратился Ахашверош к царице, – у тебя, наверное, есть какая-то просьба ко мне. Ты, конечно, же, устроила этот пир не ради удовольствия видеть за своим столом Амана! Пожалуйста, скажи мне, какое твое желание? Хоть до полуцарства – оно будет удовлетворено, Не проси меня только разрешить евреям вновь начинать отстройку их Храма – это уже в моей половине.

Эстер, которая усматривала в больших почестях, которых удостоился сегодня Мордехай, истинно доброе предзнаменование Небес, была преисполнена уверенности в себе, но голос её дрожал от волнения, когда она сказала:

– Ваше величество! Я прошу только, чтобы была пощажена моя жизнь и жизнь моего народа! Ибо народ мой и я сама предательски осуждены на смерть, на беспощадное истребление и уничтожение!

– Кто посмел сделать это? – с возмущением вскрикнул царь, задрожав при мысли, что собственная его любимая царица не находится в безопасности в его же дворце.

– Враг и неприятель, который уже послал некогда царицу Вашти на гибель, а теперь задумал лишить жизни также и меня! Этот негодяй не кто иной, как вот этот злобный Аман, – воскликнула Эстер, угрожающе указывая на Амана пальцем.

Аман ужаснулся и побледнел. Он тут же упал к ногам Эстер, прося пощады. Но царь Ахашверош повернулся к нему, вне себя от неудержимой ярости:

– Так это ты это сделал! Ты посмел составить заговор против моей царицы в моём собственном доме! – и, задыхаясь, выбежал царь в сад глотнуть немного воздуха.

И что же он видит в саду? К своему великому изумлению на его глазах много людей срезают редчайшие, экзотические деревья царских садов. На самом деле это были не люди, а ангелы, принявшие образ людей, посланные, чтобы усилить до предела царский гнев на Амана.

– Кто велел вам делать это? – загремел на них царь.

– Аман! – был ответ "садовников".

Как раненый зверь, ворвался царь в банкетный зал, где он нашел жалкого Амана простертым у ложа царицы. В этот момент Харбона, один из царских слуг, сказал:

– Знает ли царь, что Аман воздвиг виселицу высотой в пятьдесят локтей для верного царю Мордехая? Вон она возвышается над дворцом Амана.

– Повесьте негодяя Амана на ней, – приказал царь.

Таким образом, был Аман повешен на той самой виселице, которую он приготовил для Мордехая. Только после этого гнев царя утих.

16. Пурим

"И Мордехай вышел от царя в царском одеянии яхонтовою и белого цвета, и в большой золотой короне, и в мантии виссонной и пурпуровой. И город Шушан возвеселился и возрадовался".
(Свиток Эстер, 8:15)

"Постановили евреи и приняли на себя и на детей своих, праздновать эти два дня... каждый год..."
(Свиток Эстер, 9:27)

Теперь Ахашверош имел все основания гордиться своей царицей Эстер, ибо он узнал, что она является потомком царской семьи Шаула, первого еврейского царя. Когда царь узнал, что Мордехай является также потомком этой благородной семьи и что он кузен царицы Эстер, он тут же назначил его на место Амана.

Ахашверош передал царице Эстер дворец Амана, а кольцо-печатку, которое сняли с руки Амана, он передал Мордехаю.

Хотя Мордехай и Эстер были глубоко признательны царю за его милости и могли чувствовать себя в безопасности под личным покровительством царя, они ни на минуту не упускали из внимания их основную задачу. Жестокий указ Амана все еще не был отменен, а если его не отозвать вовремя, евреи погибнут.

Поэтому Эстер вновь стала умолять царя спасти её осуждённых на смерть братьев. Она упала к его ногам и со слезами на глазах умоляла царя отвратить ужасный рок, нависший над её народом. "Как могу я видеть бедствие, которое постигнет народ мой, и как могу я быть свидетелем гибели рода моего?" – рыдала в отчаянии Эстер.

Царь был глубоко тронут горем Эстер и хотел успокоить её. К несчастью, не так-то просто было отменить указ, который был разослан от имени царя и по его повелению и имел личную печать царя. Такой указ нельзя было отозвать обратно.

Наконец, был составлен следующий план. Следовало издать новый указ от имени царя, в котором было бы сказано, что Аман злоупотребил доверием царя, издав ложный указ. Вместо издания декрета, который покончил бы с преследованиями евреев во всей огромной персидской империи, как это имел в виду и пожелал царь, предатель Аман приказал истребить верных царю подданных – евреев! Доказательством того, что царь недоволен Аманом, является тот факт, что Аман казнён по личному приказанию царя.

Вновь были призваны царские писцы и были заготовлены указы, на этот раз под диктовкой самого Мордехая. Эти документы были немедленно разосланы через царских курьеров всем правителям и князьям ста двадцати семи провинций персидской империи, от Индии до Эфиопии. Этими царскими указами было дозволено евреям собираться в тринадцатый день адара и защищаться от врагов, нападать на них и убивать всех тех, которые посмеют выступать против них.

Новость о великом спасении евреев молниеносно распространилась повсюду, вплоть до самых отдалённых уголков персидской империи. Евреи теперь пользовались почётом.

Когда наступил тринадцатый день месяца адар – тот самый день, в который евреи должны были быть убиты и уничтожены Аманом и его зловещими приспешниками, – собрались евреи в общественных местах каждого города и селения и предавали смерти именем царя всех злобных врагов, желавших погубить евреев.

По всему царству Персии были убиты и казнены семьдесят пять тысяч человек и пятьсот человек в самом Шушане. Десять сыновей Амана были также казнены.

Передавая эти новости царице Эстер, царь спросил её довольна ли она.

– У меня ещё одна только просьба, – сказала царица. – В Шушане осталось еще много жестоких врагов; их нужно истребить, иначе не будет в стране мира. Поэтому разреши объявить еще и завтрашний день в Шушане днём судилища над врагами нашего народа, которые тем самым являются врагами всего человечества, и повели повесить тела казненных сыновей Амана.

Просьба Эстер была немедленно удовлетворена. Таким образом, в то время, как евреи вне города Шушана праздновали четырнадцатый день адара, евреи Шушана были все еще заняты очисткой города от злодеев. Только на следующий день они смогли также праздновать своё великое и чудесное спасение.

Этот день четырнадцатого адара был в дальнейшем установлен днём праздника Пурим, чтобы отметить великое чудесное спасение нашего народа и падение изверга Амана. Евреи же, проживающие в городах, окруженных стенами наподобие Шушана, посвятили этому празднику день пятнадцатого адара. Этот день имеет название "Шушан Пурим".

На небесах также освятили эти дни, как дни, празднуемые вечно и никогда не подлежащие отмене – они должны быть днями праздника и счастья и посылания подарков друг другу и подаяния бедным.

В то же время евреи обязались соблюдать также пост Эстер в тринадцатый день адара, день накануне Пурима, в память о постах и молитвах евреев в те дни, дабы следовать их примеру в раскаянии и искреннем служении Б-гу.

История Пурима была записана Мордехаем и Эстер в Свитке Эстер (Мегилат-Эстер), который является одной из книг Священного Писания и который читают каждый год в ночь праздника Пурим и на следующий день.

В течение двадцати трёх веков празднуем мы, евреи, этот праздник Пурим, год за годом, поколение за поколением. Врагам Израиля, Аманам всех времен, праздник Пурим является серьёзным предупреждением. Для нас же этот чудесный, радостный праздник служит вечным источником мужества и веры, преданности нашему великому и милостивому Б-гу и верности Ему. Это предвестник нашего окончательного Спасения, которое теперь уже не за горами.

по материалам сайта http://www.ru.chabad.org

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

Ханукальная кухня

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения