Get Adobe Flash player

Еврейское счастье Глюкель Гамельн

Александр Вишневецкий

В 17 столетии основным центром еврейской жизни стали страны Восточной Европы. Здесь сформировалась своеобразная еврейская автономия со своей единой культурой, ментальностью и языком. В немалой степени этому способствовало распространение книг на языке идиш. В отличие от книг на иврите, издаваемых с религиозным содержанием, в книгах на идиш основное внимание уделялось популяризации еврейской морали, вопросам светской жизни и тематике, представляющей интерес для женщин. 17 столетие вошло в историю европейских евреев, как одна из величайших трагедий народа. В 1648-1649 годах казаками Богдана Хмельницкого и украинскими крестьянами по разным оценкам было уничтожено от 100 до 300 тысяч евреев Украины, Белоруссии, Польши. В итоге, часть евреев с Востока бежала на более благополучный запад, в Германию. Здесь существовали еврейские общины, которые, несмотря на преследования, смогли по тем временам обеспечить не только возможность выживания, но и дальнейшего культурного развития, включая язык и литературу на языке идиш. При этом сохранилась преемственность издания книг на идиш при финансовой поддержке состоятельных еврейских женщин. Но, наряду с этим уровень развития этой культуры привел к уникальному явлению. Старая литература на идиш, которая развивалась вокруг еврейской женщины, ее потребностей, ее духа и чувств получила новое развитие. Впервые, в Европе в еврейской литературе на идиш, появляется женская личность, которая вместо покровительства писателям и издателям книг сама создает прекрасное произведение – мемуары о своей жизни. Труд этой женщины был напечатан только в 1886 году.

Гликель Паппенхейм

Жизнь ее автора - Глюкели Гамельн (по-еврейски Гликль, Гликеле - счастьечко) по многообразности ее деяний вряд ли сопоставима сейчас с жизнью какой-нибудь современной женщиной. Ее мемуары представляет собой яркую и весьма впечатляющую историю достойной еврейской женщины, образованной по тем временам, глубоко религиозной, матери родившей 14 детей, из которых 12 она сумела вырастить и поставить на ноги, вступившей в брак в 14 лет, преуспевающей купчихе на протяжении многих лет. По тем временам сохранить столько детей живыми в условиях массовых эпидемий и отсутствия их лечения было немыслимым достижением. Воспоминания Глюкели являются ценнейшим первоисточником социальной и экономической жизни евреев Германии, Голландии и Европы, в целом, 17 века и бесценным литературным документом по языку идиш и его формам того времени. Книга написана в духе не только жизнеописания героини, но и сочетается с моральными наставлениями и нравоучительными рассказами, вполне в духе имевшего в то время место в еврейской литературе. Сын Глюкели, раввин Мойше Гамельн, велел снять копию с рукописи матери после ее смерти, и в качестве бережно хранимого наследства она переходила из рода в род и была сохранена ее потомками. Копия точно соответствовала оригиналу, написанному на идиш. Благодаря этому, несмотря на потерю оригинала, мы можем судить о том идише, на котором разговаривали в то время. Книга состоит из семи частей. Эту рукописную книгу Глюкель писала с 1691 года по 1719 год. Глюкель родилась в Гамбурге в 1646 году. Она была дочерью весьма уважаемого в Гамбурге торговца алмазами, старосты еврейской общины города. Семья была хорошо обеспеченной, и сам Гамбург был по тем временам процветающим городом.

Правда, в 1649 году евреи были изгнаны из города, но потом им, благодаря стараниям ее отца, было разрешено вернуться. В детские годы Глюкель встречала у себя дома многих польских евреев, спасавшихся от резни казаков Хмельницкого бегством в Германию. Ее отец открыл у себя дома лечебницу для этих людей. Он немало сделал для еврейской общины и воспитания своих детей. Уважение и любовь к своему отцу Глюкель сохранила на всю свою жизнь. Судя по ее воспоминаниям, Глюкель училась в хедере. Тем не менее, ее образование было ограниченным, т. к. уже к 14 годам она вступила в брак и дальше рожала много детей (примерно с периодичностью в 2 года) и интенсивно занималась торговлей. Но, в то же время она была наделена живым умом и быстро усваивала то, с чем сталкивалась в жизни. Глюкель владела языками - идиш и немецким. Также, судя по ее книге, она неплохо знала иврит и голландский. Отсюда иврит, который представлен в ее воспоминаниях в виде целых предложений и даже небольших отрывков текста. В 1661 году по воле ее родителей она вступила в брак с Хаимом Гольдшмидтом родом из Гамельна. Его семья была также состоятельной, и первое время молодые супруги жили в Гамельне на содержании родителей мужа. Также во время чумы 1664 года в Гамбурге они опять поселились на какое-то время в Гамельне. Отсюда, и присвоенное ей имя в последующем - Глюкель из Гамельна.

Удивительным фактом является то, что хотя брак Глюкели был навязан родителями, как тогда было принято, жили она с мужем в любви и взаимном уважении. Занимались они торговлей жемчугом, золотом и драгоценностями. Гликель в последующем также владела чулочной фабрикой. Заниматься торговлей в то неспокойное время было не просто из-за изгнаний, банкротств, войн, массовых эпидемий. В любой момент такой бизнес мог обернуться бедой. Она всегда помогала мужу в работе. Ее горячо любимый муж скончался в 1689 году, и к этому времени в браке состояли только четверо из ее 12 детей. Она сумела без мужа успешно вести торговые дела с рядом крупных городов Европы - Амстердамом, Веной, Лейпцигом, Берлином, Парижем. В течение своей жизни, как по делам торговли, так и в связи с браками своих детей она посетила многие крупные города Европы. Среди ее знакомых были виднейшие еврейские представители того времени от Лемберга (Львова) на Востоке до Лондона на Западе. Такая осведомленность и связи были обусловлены крупной международной торговлей, которую вела ее семья, включая даже московских купцов. Желание написать книгу пришло к ней после смерти ее мужа, чтобы увековечить память о нем и о родословной семьи для своих детей и как пособие для ее детей по передаче накопленного ей житейского опыта: «Я записываю все эти подробности, дорогие мои дети, чтобы вы знали, от каких людей вы происходите, а то завтра или послезавтра ваши дети и внуки уже не будут ничего знать о своих корнях, откуда они были родом, и кто были их деды и прадеды «. Такое же стремление знать свою родословную имеет место и сейчас среди евреев. Ее второй брак был связан с желанием помочь своим детям материально, но он не принес ей счастья. Во второй брак она вступила в 1699 году с банкиром из Меца - Серфом Леви. До этого она в течение 11 лет отказывалась вступить в брак, хотя предложения ей делались очень выгодные от самых уважаемых и достойных представителей еврейских общин ашкеназийской Европы того времени. Ее второй муж был уже пожилым человеком, пользующимся большим доверием, как у еврейских, так и христианских вкладчиков. Но, в 1702 году их совместное состояние было потеряно из-за банкротства. После смерти ее второго мужа в 1712 году, которому она также была предана всей душой, она жила до самой своей смерти в 1724 году у своей дочери в Меце. Вся ее жизнь была связана с накоплением денег, т. к. от величины приданного зависел брак ее дочерей и их дальнейшее благополучие. Помолвки предшествовали бракам за несколько лет, и приданное дочерей помещалось заранее на хранение. При отказе от брака, деньги не возвращались. Сыновья получали приданное со стороны родителей их невест, хотя и родители сыновей также вносили залог, и это был исходный капитал их сыновей для начала ведения собственных дел. Известное, даже в недалеком прошлом, выражение «Зицн аф кест» (дословно - сидеть на харчах) - означало находиться у родителей жены на содержании в течение оговоренного числа лет, что часто применялось из-за очень ранних браков, что очевидно в свою очередь было связано с небольшой продолжительностью жизни в то время. Тем не менее, она предостерегает детей не делать из денег фетиша: «Я пишу это, чтобы показать вам, что большое приданое или наследство еще не все, как видите, в наши дни люди иногда давали своим детям самые скромные деньги, но, в конце концов, те трудом наживали себе богатство. Человек может гордиться почестями и копить золото до последнего дня, однако приходит Смерть, и все забывается. Все тлен, все пустое: и почести, и богатства!». И хотя сама Глюкель умела зарабатывать рейхсталлеры, но она действительно не считала деньги высшей ценностью. Об этом свидетельствует рассказанная ею притча об Александре Македонском, заканчиваемая следующим наставлением: «Пока человек жив, глаз его никогда не насыщается. Чем больше имеет человек, тем больше хочет. Но стоит человеку умереть, стоит праху земному коснуться его глаз, как они насыщаются… Как только тело твое опустят в землю, тебе, которому был мал весь мир, достанет и трех аршинов земли.» В книге уделено большое внимание вопросу семьи, заботе о детях и их воспитанию. Книга дает понимание многих обстоятельств жизни более чем 300 лет тому назад. Из книги мы узнаем, чем торговали богатые евреи семнадцатого столетия, как они добирались до дальних городов, по суше, по рекам и морям, как и на каких условиях заключались сделки, какая посуда стояла у них на столе и что ели во время трапезы. Мы узнаем о теснейших контактах состоятельных евреев с немецкой знатью, как в торговых делах, так и в быту; о контактах ашкеназийских и сефардских евреев. В книге дается описание реакции на появление лже - Мессии Шабтая Цви в Турции и огромные волнения, охватившие евреев, поверивших этому сообщению. Глюкель и ее семья даже собрались в связи с этим отбыть в Палестину, но оказалось, что сообщение ложное. «Примерно тогда же начались разговоры о Шабтае Цви (лже-Мессии). Горе нам, грешным, чего мы только ни слышали и почти поверили... Когда вспоминаю, в каком порыве каялись и молодые, и старики, то не нахожу слов… Как мы надеялись на приход Искупителя. Тогда, уверовав в то, что Шабтай Цви и есть долгожданный Мессия, многие продавали свои дома, земли, другое имущество, дабы быть готовым к Освобождению». Занятия торговлей были в то время очень рискованными. Глюкель описывает случай, когда они потеряли на торговле значительную сумму денег. Также она рассказывает, как удалось спасти родную дочь, когда у еврейской общины возникло подозрение, что она заболела чумой. Если бы об этом стало известно местному герцогу (семья находилась тогда в Ганновере), то все евреи были бы изгнаны из города. Пришлось девочку с нанятыми служанками отправить в деревню недалеко от города и снабжать в тайне их пищей. Гликель рассказывает также о случаях мошенничества и воровства. Однажды от мошенничества двух французов их спасло только то, что ее сестра владела французским языком, и поняла, о чем договаривались между собой мошенники. В книге имеются описания свадеб, сведения - о брачных контрактах и денежных подарках и драгоценностях, вручаемых на свадьбах, о происшествиях в синагоге и много другого событийного материала. Много в книге рассказов и сказок, порой придуманных самой Глюкель, на темы морали. Как пример моральных поучений можно привести сказку о птице, которая бросает в бурное море своих двоих птенцов за то, что они клянутся в старости делать все, что их отец не пожелает, и оставляет в живых третьего, обещающего лишь неустанно заботиться о своем собственном потомстве. Эта притча вызвала негативную реакцию у некоторых наших современников своей жестокостью, но надо помнить, что это было другое время, когда жизнь евреев подвергалась постоянным угрозам, и сохранить подрастающее поколение во имя будущего было самой важной задачей. К тому же, как в семье ее родителей, так и у ее детей почитание старших и забота о них имели первостепенное значение. Из книги также видно, какая смертельная угроза постоянно висела над евреями со стороны местной черни, готовой уничтожить всех евреев особенно тогда, когда они пытались отстоять свое достоинство и справедливость. Каждая еврейская община имела своих парнасов - старост и штадланов - адвокатов и посредников евреев по связи с церковными и государственными властями с тем, чтобы защитить интересы евреев своего города. Ведь у евреев не было официально признанных прав. Судя по книге, евреям иногда удавалось обеспечить благосклонность ценными подарками или деньгами. Очень интересен язык книги. Его немецкая составляющая значительно отличается, как от современного идиш, так и от современного немецкого языка. В ее идишистской речи много ивритовских религиозных терминов, а также целые предложения и абзацы написаны на иврите. Мне удалось получить хорошее представление об этом по книге Макса Эрика, написанной на идиш, »История еврейской литературы от старейших времен до эпохи просвещения» (Издательство культурной лиги, Варшава,1928 год), где дословно приведено много отрывков из ее исходной рукописи. Для человека знающего идиш и иврит возможно, пусть и с трудом, прочтение оригинала. К сожалению, я не обнаружил сведений о каком- либо современном издании ее книги на идиш. В лице Глюкель понимаешь, каких высот тогда достигло развитие еврейской женщины. В этом немалую роль сыграла идишистская литература, которая уже существовала к этому времени несколько столетий, и которую женщины, в том числе и Глюкель, судя по книге, охотно читали. Первое издание мемуаров на идиш появилось во Франкфурте, только в 1886 году благодаря еврейскому ученому из Будапешта Давиду Кауфману одному из потомков Глюкели. Издательство »Лехаим» выпустило воспоминания Глюкели отдельной книгой в 2001 году. Также, в 1999 году в России выпущена книга французского историка Натали Земон Дэвис "Дамы на обочине". Там имеется целая глава, посвященная Глюкели. Портрет Глюкели, приведенный в статье, был выполнен с ее праправнучки Берты Папенхейм, одетой в нарядную женскую одежду еврейки 17 века. Папенхейм также осуществила перевод книги Глюкель на немецкий язык, и эта книга была издана в Вене в 1910 году. В еврейском музее Берлина, открытом в 2001 году Глюкели посвящен отдельный зал. В заключение, я бы советовал всем тем, кто интересуется историей нашего народа, его традициями и культурой прочитать книгу Глюкель. Поверьте, что ее произведение читается не хуже чем самый увлекательный роман и книга звучит абсолютно современно.

по материалам сайта http://alvishnev8391.narod.ru/

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

Клуб кулинарии

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения