Get Adobe Flash player

Судьба Меноры

Евгений Левин

Согласно Талмуду, праздник Ханука был установлен в память о «чуде с маслом», которое произошло в Храме сразу после того, как Хасмонеи выбили греков и их еврейских союзников из Иерусалима. Овладев Храмом, Маккавеи решили зажечь храмовый семи­свечник, однако нашли лишь небольшой сосуд с неоскверненным маслом, которого хватило бы только на один день. Хасмонеи все же решили возжечь менору, и произошло чудо – масла хватило на восемь дней непрерывного горения, а за это время евреи успели изготовить новое чистое масло.

Однако что за светильник стоял в это время в Храме и какова была его дальнейшая судьба?

В соответствии с Торой, первая менора была изготовлена вскоре после Исхода из Египта для переносного святилища – скинии. Светильник был выкован цельным из таланта (33–36 кг) золота и состоял из центрального ствола с основанием и шести отходящих от ствола ветвей – по три справа и слева. Каждая из ветвей членилась двумя и завершалась тремя «бокальчиками» (гвиим) с изображениями завязи («кафтор») миндалевидного плода и цветка («перах»). На стволе «бокальчики» помещались сверху и ниже, под тремя разветвлениями. Горелки были съемными, но неясно, служили ими верхние «бокальчики» или особые лампадки («нерот»).


Воздвигнув в Иерусалиме Храм, царь Шломо (Соломон) перенес туда все храмовые сосуды, включая, конечно, и светильник. Помимо меноры Моше, Шломо поместил в святилище еще десять золотых светильников, расставив их вдоль северной и южной сторон зала – с каждой стороны по пять штук:

И сделал Шломо все вещи, которые в храме Г-спода: <...> светильники – пять по правую сторону и пять по левую сторону, пред задним отделением храма, из чистого золота, и цветы, и лампадки, и щипцы из золота; и блюда, и ножи, и чаши, и лотки, и кадильницы из чистого золота.(Млахим I, 7:48)

Согласно Талмуду (Менахот, 98а), эта работа почти истощила царскую казну, поскольку для каждого светильника Шломо брал тысячу талантов золота и очищал его в горниле, пока вес слитка не уменьшался до предписанного Алахой одного таланта.

После того как Иерусалим захватила армия вавилонского царя Невухаднецара (Навуходоносора), менора, судя по всему, разделила судьбу всей прочей храмовой утвари, доставшейся победителям в качестве трофеев. По крайней мере, одна менора фигурирует в перечне вавилонской добычи, составленном очевидцем трагедии пророком Ирмеяу (Ирмеяу, 52:18-20).

Разрешив евреям вернуться на родину и восстановить Храм, персидский царь Кореш (Кир) повелел выдать из казны уцелевшие храмовые сосуды. Евреям вернули «золотых тридцать, блюд серебряных тысяча, ножей двадцать девять, чаш золотых тридцать, чаш серебряных двойных четыреста десять, других сосудов тысяча: всех сосудов, золотых и серебряных, пять тысяч четыреста» (Эзра, 1:8-10). Как видим, меноры в списке возвращенной утвари не оказалось, и для Второго храма ее пришлось изготовить заново.

Апокрифическая книга Бен-Сиры («Премудрость Иисуса, сына Сирахова»), написанная около 200 года до н. э., сравнивает добродетельную жену с «золотым светильником, сияющим на святом свещнике», то есть с менорой. Это привело исследователей к выводу, что в это время в Храме уже была золотая менора – правда, в отличие от Храма Шломо, всего одна. Именно эту менору захватили войска сирийского царя Антиоха Эпифана, возвращавшиеся из похода против Египта:

После поражения Египта, Антиох возвратился в сто сорок третьем году и пошел против Израиля, и вступил в Иерусалим с сильным ополчением; вошел во святилище с надменностью и взял золотой жертвенник, светильник и все сосуды его, и трапезу предложения, и возлияльники, и чаши, и кадильницы золотые, и завесу, и венцы, и золотое украшение, бывшее снаружи храма, и всё обобрал.
(Маккавеев I, 1:20-22)

Новая менора, взамен похищенной греками, была изготовлена из железа, и лишь со временем, по мере роста благосостояния, ее заменили сначала серебряной, а затем и золотой (Авода зара, 43а).

В 66 году в Иудее началось восстание против римлян. Сначала восставшим сопутствовал успех: нанеся римлянам ряд поражений, они изгнали их из Иудеи.­ Однако затем римляне, перебросив дополнительные силы, перешли в контрнаступление и заняли север страны, а в марте 70 года осадили Иерусалим.

Во время осады Иерусалима евреи попытались спрятать часть храмовых сосудов. Но, как утверждает Талмуд, римляне, овладев городом, нашли даже то, что было спрятано (Гитин, 56б).

Как пишет Иосиф Флавий, среди трофеев, доставшихся Титу при взятии Иерусалима, были менора и Стол хлебов предложения. Вместе с другой добычей они были отправлены в Рим и продемонстрированы местным жителям во время триумфального шествия, устроенного в честь взятия Иерусалима:

Предметы добычи носили массами; но особенное внимание обращали на себя те, которые взяты были из храма, а именно: золотой стол, весивший много талантов, и золотой светильник, имевший форму, отличную от тех, какие обыкновенно упо­требляются у нас. По самой средине подымался из подножия столбо­образный стержень, из которого выступали тонкие ветви, расположенные наподобие трезубца; на верхушке каждого выступа находилась лампадка; всех лампадок было семь, символически изображавших седмицу иудеев.

По распоряжению императора Веспасиана все сокровища, захваченные в Храме, были помещены в специально построенный им храм богине Мира. Исключение было сделано лишь для свитка Торы и пурпуровой завесы Святая святых – их император оставил в своем дворце (Иудейская война, 7:5:7).

В память о покорении Иудеи Титу еще при жизни была воздвигнута в Риме триумфальная арка. Однако она не сохранилась – до нас дошла лишь украшавшая ее надпись, случайно оказавшаяся в одной анонимной рукописи. Уже после смерти Тита (81 год), в царствование Домициана, была сооружена еще одна арка, посвященная завоеванию Иудеи. Эта знаменитая арка, известная как «Арка Тита», сохранилась до наших дней. На ней, среди прочего, есть барельеф с изображением пленных иудеев, несущих семисвечник. По мнению большинства исследователей, это и есть менора, захваченная в Храме.

Какова была дальнейшая судьба меноры? Достоверно об этом ничего неизвестно. Скорее всего, она стала добычей вестготов Аллариха, захвативших Рим в 410 году, или вандалов, овладевших Вечным городом в 455 году. Во втором случае возможны два варианта. Как пишет византийский историк Прокопий Кейсарийский, один из кораблей, отправленных вандалами из Италии, утонул по пути в Карфаген, вместе с грузом статуй и других сокровищ (Война с вандалами, 1:5). Если менора была на этом корабле, значит, она покоится на дне Средиземного моря. Если же нет, то светильник попал в в Карфаген, столицу королевства вандалов, и оставался там до 534 года, когда город захватила византийская армия под командованием полководца Юстиниана Велизария, и все сокровища вандалов были переправлены в Константинополь, во дворец византийских императоров.

По словам Прокопия Кейсарийского, в столице Византии Велизария встретили с триумфом: по улицам города пронесли захваченные трофеи, в том числе «иудейские сокровища, которые наряду с многим другим после взятия Иерусалима привез в Рим Тит, сын Вес­пасиана» (Война с вандалами, 2:9). Возможно, среди этих сокровищ была и менора. Впрочем, если верить Прокопию, в Константинополе трофеи Веспасиана не задержались:

Увидев их, какой-то иудей обратился к одному из родственников василевса: «Мне кажется, не следует помещать эти вещи в царском дворце Византии. Не полагается им находиться ни в каком-либо ином месте, кроме того, куда много веков назад их поместил иудейский царь Соломон. Поэтому и Гизерих захватил царство римлян, и теперь римское войско овладело страной вандалов». Об этом было доложено василевсу; услышав об этом, он устрашился и спешно отправил все эти вещи в христианские храмы в Иерусалиме.

Существует, однако, еще одна версия, неподтвержденная источниками, но тем не менее довольно популярная: менора осталась в Константинополе, где и пробыла до 1204 года, когда столицу Византии захватили крестоносцы. После этого светильник якобы переправили в Рим и поместили в папскую сокровищницу.

В январе 1996 года в Риме побывал Шимон Шитрит, тогдашний министр по делам религии Израиля. В программу его визита, кроме встреч с официальными лицами Италии, было включено посещение Ватикана и даже личная аудиенция у папы Иоанна Павла II.  Во время встречи, при обсуждении сверхделикатного вопроса о поездке главы Римско-католической церкви в Израиль, израильский министр вдруг резко сменил тему и заявил верховному понтифику, что, по имеющимся у израильского правительства сведениям, знаменитая золотая менора не пропала, а хранится в подвалах Ватикана и «возвращение реликвии (или хотя бы прояснение ее судьбы) было бы очень важно для отношений между еврейским народом и католическим миром». Далее министр добавил, что предположения правительства Израиля исходят из выводов и изысканий специалистов из Флорентийского университета.

В начале 2002 года этот вопрос вновь был поднят официальными израильскими лицами, на сей раз Ионой Метцгером и Шломо Амаром, главными раввинами Израиля, получившими аудиенцию у главы Римско-католической церкви Иоанна Павла II. Помимо прочего, раввины спросили и о судьбе меноры, заявив, что, по одной из существующих версий, она может находиться в папской сокровищнице. Ватикан официально ответил на это, что золотая менора давно утеряна. Однако, как грустно прокомментировал эти заверения главный сефардский раввин Шломо Амар, «мое сердце подсказывает мне, что это неправда».

Еще одно предположение о судьбе меноры сделал писатель Стефан Цвейг в романе «Погребенный светильник» (в рус. переводе: издательства «Текст», «Книжники», 2010): византийцы якобы отправили в Иерусалим не храмовый семисвечник, а его копию, сделанную придворным евреем-ювелиром. Саму же менору евреи тайно переправили в Яффо и предали земле, где она до сих пор ждет грядущего Избавления.

Кстати, похожая легенда есть и в традиционных еврейских источниках: непосредственно перед разрушением Первого храма вой­сками Вавилона все священные предметы – менора, Арон а-кодеш (ковчег) и другие погрузились в недра Храмовой горы, где и будут находиться вплоть до восстановления Храма.

Правда, как мы уже сказали, пророк называет менору среди добычи, захваченной вавилонянами. Однако следует помнить, что в библейские времена «менорой» могли назвать не только храмовый семисвечник, но и любой другой светильник. К примеру, во II книге Царств (Млахим II, 4:10) «менорой» назван светильник в доме простого горожанина. Так что теоретически нельзя исключить, что, когда будет возведен Третий храм, его вновь украсит семисвечник, изготовленный во времена Моше.

по материалам журнала "Лехаим"

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения