Get Adobe Flash player

МОШЕ: ЗАГАДКИ БИОГРАФИИ

Ицхак Стрешинский

Седьмой день месяца адар – это день рождения и смерти Моше, пророка, который по слову Всевышнего вывел евреев из Египта. Его жизнь и деятельность подробно описаны в четырех книгах Торы (Шмот, Ваикра, Бемидбар и Дварим). В этой статье мы не будем пересказывать общеизвестные факты жизни Моше: о том, как он вывел сынов Израиля из Египта и странствовал с ними по пустыне, о том, как получил Тору. Мы рассмотрим лишь два интересных вопроса, касающихся биографии пророка, основываясь на классических и современных комментариях.


Значение имени Моше

Согласно книге Шмот, Моше родился в Египте в царствование фараона, поработившего сынов Израиля. Незадолго до рождения Моше фараон приказал топить в Ниле всех новорожденных мальчиков. Йохевед, матери Моше, удалось прятать сына дома в течение трех месяцев. Затем, не имея более такой возможности, она оставила ребенка в корзине в зарослях тростника на берегу Нила. Там его нашла дочь фараона, придя туда на купание. По совету сестры Моше, Мирьям, издали наблюдавшей за происходящим, дочь фараона согласилась позвать кормилицу из евреев. Мирьям позвала Йохевед, и Моше кормила его собственная мать. Затем Тора сообщает: «И вырос ребенок, и привела она его к дочери фараона, и стал он ей сыном, и назвала она его именем Моше, и сказала: “Потому что я вытащила его из воды”» (Шмот, 2:10).

Можно предположить, что пока Моше кормила его мать и он примерно два-три первых года жил в доме родителей, у него было другое имя. Отметим, что мудрецы упоминают в Талмуде и в мидрашах одиннадцать разных имен (кроме имени Моше), которыми его называли члены семьи или другие люди. В мидраше Шмот раба (1:26) слова «И назвала она его именем Моше» объясняются так: «Из этого ты учишь о награде делающих добро. Хотя у Моше было много имен, во всей Торе установлено именно то имя, которым назвала его дочь фараона, и также Всевышний не называл его другим именем».

Читая в Торе на иврите фразу «потому что из воды я вытащила его», можно понять, что имя Моше происходит от слова «мешитиу» («я вытащила его»). Но такое объяснение порождает трудности. Логично предположить, что дочь фараона не говорила на иврите. Почему же она решила дать приемному сыну имя, которое происходит от ивритского слова? Кроме того, если его имя было дано в честь этого действия, то правильнее было бы назвать его «Машуй» («Извлеченный из воды»).

Профессор Моше-Давид Кассуто (1883–1951), известный в ХХ веке исследователь Танаха, так объясняет значение имени Моше в своем комментарии к книге Шмот: «В начале написано: “И стал он ей сыном, и назвала она его именем Моше”. То есть [она назвала его] “сын” на египетском языке. Это египетское слово произносили именно так – Mo^se, в то время и в том месте. А затем было сказано, как толкование имени, что это египетское имя напоминает по своему звучанию ивритский глагол, значение которого “вытащить”, “извлечь”, и она как бы думала: “Потому что из воды я вытащила его”».

Это позволяет прийти к выводу, что имя Моше египетского происхождения. Упомянем кстати, что среди имен сынов Израиля, вышедших из Египта, встречаются такие имена. Возможно, египетское происхождение имеют также имена брата и сестры Моше, Аарона и Мирьям, имя внука Аарона, Пинхаса, а также имена других людей того поколения. Однако последнее предложение в комментарии проф. М.-Д. Кассуто не дает исчерпывающего ответа на вопрос о том, как связаны с именем Моше слова «Потому что из воды я вытащила его». Как дочь фараона может толковать имя в соответствии с ивритом и в другом значении, нежели то, которое она имела в виду, когда давала ему имя?

Ответ содержится в комментарии рабби Нафтали-Цви-Йеуды Берлина (1817–1893), главы знаменитой Воложинской ешивы. В своем комментарии к Шмот (2:10) он пишет: «“И стал он ей сыном”. – Так как она спасла его от смерти и также вырастила, считалось, как будто она его родила.

“И назвала она его именем Моше”. – Я видел <…> что на египетском языке значение этого слова – “ребенок” <…> и это правильное объяснение <…>.

“Потому что из воды я вытащила его”. – Ведь он как будто утонул в воде, и он не принадлежит своим отцу и матери, и я – мать ребенка… И, согласно нашим словам, имя Моше не относится к слову “я вытащила его” [“мешитиу”]…»

То есть дочь фараона провозгласила, что этот ребенок будет ее законным сыном, и она дала ему имя, значение которого – «ребенок», «сын». А словами «Потому что из воды я вытащила его» дочь фараона объясняет, на каком основании ребенок может считаться ее сыном: ведь это она спасла его, вытащив из воды.

На ком был женат Моше?

Согласно данным книги Шмот, Моше женился на Ципоре, дочери мидьянитянского правителя (или жреца), и у них родились два сына: Гершом и Элиэзер.

В книге Бемидбар приведен интересный эпизод: «И говорили Мирьям и Аарон против Моше по поводу кушитки, которую он взял, ибо жену-кушитку взял он себе. И сказали: “Разве только с Моше говорил Б-г? Ведь и с нами Он тоже говорил!” И услышал Б-г. А человек этот, Моше, был скромнейшим из всех людей, что на земле» (Бемидбар, 12:1-3). Далее описывается, как Всевышний обратился к Мирьям и Аарону, сказав им, что пророчество Моше отличается от пророчеств остальных, и гневался на них. Мирьям была поражена проказой, и Моше молился об исцелении своей сестры.

Ниже мы приведем мнения некоторых комментаторов по поводу того, кем была та самая «жена-кушитка» (на иврите: «иша кушит») и что именно вменяли в вину Моше его сестра и брат.

Многие комментаторы, начиная с мудрецов Талмуда, считают, что «жена-кушитка» – это Ципора. Так, согласно арамейскому переводу Онкелоса (II век), Мирьям и Аарон говорили против Моше из-за «красивой женщины, на которой он женился и от которой он отдалился». Так же эти слова объясняются и в переводе Торы на арабский язык, выполненном рабби Саадьей Гаоном (882–942), известным мыслителем и комментатором Танаха.

Рабби Шломо Ицхаки (Раши) (1040–1105), комментатор Танаха и Талмуда, приводит в своем широко известном и популярном комментарии к Торе три обоснования того, что «кушиткой» названа Ципора:

1.    Все признают ее красоту, как признают черноту кушита (жителя страны Куш, то есть негра).

2.    Числовое значение букв слова «кушит» на иврите соответствует числовому значению букв слов на иврите, перевод которых: «прекрасна видом».

3.    Она была названа «кушиткой» из-за своей красоты, подобно тому, как человек называет своего красивого сына «кушитом», чтобы дурной глаз не был властен над ним.

Таким образом, согласно этому объяснению, Мирьям и Аарон критиковали Моше за то, что он отдалился от Ципоры. В соответствии с объяснением мудрецов, сделал он это потому, что в любой момент должен был быть ритуально чист и готов к общению со Всевышним и в такой ситуации супружеская жизнь невозможна. Мирьям не понравилось, что ее младший брат оставил жену, и она не считала пророчество Моше достаточной причиной для такого поведения, а возможно, видела в этом и гордыню. Тогда стих 2 можно понять так: Мирьям и Аарон утверждали, что Всевышний говорил не только с Моше, а также и с ними, но, несмотря на это, они не отстранились от супружеской жизни (см. комментарий Раши). А в стихе 3, в ответ на эти обвинения, Тора сообщает, что Моше был скромнейшим человеком.

Другое объяснение предлагал великий комментатор Танаха, мыслитель и поэт рабби Авраам Ибн-Эзра (1089–1064). Он также считал, что «кушитка» – это Ципора, но, по его мнению, она была названа так по другой причине. Так как Ципора была мидьянитянкой, живущей в шатрах, из-за палящего солнца она была темнокожей и походила на кушитку. Мирьям же и Аарон подозревали, что Моше отстранился от Ципоры потому, что она некрасива, а не из-за пророчества.

Есть также комментаторы, которые считают, что «жена-кушитка» – это не Ципора. Так, рабби Шмуэль бен Меир (Рашбам) (ок. 1080–1174), внук Раши и комментатор Танаха и Талмуда, цитирует мидраш, согласно которому Моше сорок лет правил в земле Куш, взял в жены местную царицу, но не жил с ней супружеской жизнью. А Мирьям и Аарон, критикуя Моше за то, что он взял жену-кушитку, не знали, что он не жил с ней.

Средневековый комментатор Танаха, рабби Йосеф-Бехор Шор, живший в Северной Франции во второй половине XII века, так объясняет слова Мирьям и Аарона «по поводу кушитки, которую он взял»: «Согласно простому пониманию текста, они говорили: “Разве не мог найти Моше жену из дочерей Израиля, чтобы взять ее в жены, и пошел он брать [жену] из дочерей необрезанных кушитов?” По поводу мидьянитянского происхождения Ципоры рабби Йосеф-Бехор Шор пишет, что из-за этого Моше не критиковали, так как он женился на ней, когда бежал из Египта, и не мог вернуться туда, чтобы выбрать жену из народа Израиля. Комментатор не приводит объяснения, почему же Моше взял «жену-кушитку», отмечая, что «нам не раскрыты все тайны». А слова «Разве только с Моше говорил Б‑г?» рабби Йосеф-Бехор Шор объясняет так: «Что, из-за того, что Всевышний говорит с ним, он так возгордился, что не хотел брать жену из дочерей Израиля, и искал знатную жену издалека?»

Рабби Йосеф Ибн-Каспи, философ и комментатор Танаха, который жил в Провансе в первой половине XIV века, писал в своем комментарии, что Моше взял жену из земли Куш как еще одну жену, кроме Ципоры. И претензии Мирьям и Аарона были из-за этого. Ибн-Каспи считал, что слова «Разве только с Моше говорил Б‑г? Ведь и с нами Он тоже говорил!» выражают мысль Мирьям и Аарона о том, что и они пророки, поэтому могут критиковать Моше.

Напоследок приведем мнение комментатора более близкого нам по времени, также считавшего, что «кушитка» – это не Ципора. Шмуэль-Давид Луццато (Шадал) (1800–1865), известный филолог, мыслитель и комментатор Танаха, живший в Италии, также полагал, что Мирьям и Аарон сочли гордыней то, что Моше взял жену не из народа Израиля. Он подозревал, что эта «кушитка» была из других народов, которые присоединились к сынам Израиля при выходе из Египта, так как известно, что Египет близок к Кушу. Луццато также отмечал, что поэтому далее в тексте Торы приводится свидетельство о том, что Моше не возгордился, а напротив – был скромнейшим человеком.

 

по материалам журнала "Лехаим"

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения