Get Adobe Flash player

Суррогатное материнство с точки зрения раввина

Александр Фейгин

Если вы хотите гарантированно быть услышаны, устройте скандал. Добрый старый скандал с необоснованными обвинениями, криками, заламыванием рук и закатыванием глаз. Похоже, некоторым темам повезло: они и без нашего желания окружены скандалом. Суррогатное материнство уже давно и прочно укрепилось в центре общественного внимания.

Хотя соответствующие технологии разработаны в последней четверти ХХ века и утвердились в практике к 2001 году, история рождения ребенка одной женщиной для другой стара как мир: так родился Ишмаэль, не лучший из детей Авраама. Агарь должна была стать первой известной нам суррогатной матерью, но она не отдала ребенка Саре, и потому все пошло в этой истории вкривь и вкось и закончилось арабо-израильским конфликтом. Сегодняшнее суррогатное материнство носит более органичный характер: мать-заказчик не просто забирает ребенка у суррогатной матери, но и, в большинстве случаев, является его генетической, биологической матерью.

Однако, прежде чем перейти к вопросам, вызываемым этой новой технологией и старым социальным явлением, поговорим о том, можно ли вообще человеку вмешиваться в такие тонкие материи, как бесплодие. А можно ли с помощью новых технологий спасать жизнь человека, в обычных условиях обреченного на смерть? Можно ли, вообще, вмешиваться в приговор Творца? Продолжая логическое развитие вопросов: почему врачу можно лечить? Всевышний решил, что некто должен простудиться, а у некоего должен быть геморрой. По какому праву врач их лечит и избавляет от недугов, к которым каждого приговорил Творец. Не богоборец ли он?

Тора разбирает некую гипотетическую драку и заключает: «Пусть только оплатит ему время бездействия и, леча, излечит» (Шмот, 21;19). Эти слова, буквальный смысл которых очевиден, подвергнуты анализу в Талмуде, в трактате «Брахот» (60а). Окончание стиха можно прочесть и так: «А врач пусть лечит». Вывод мудрецов: вмешательство врача в судьбу пациента санкционировано самим Творцом! Тут, собственно, и скрыт ответ на вопросы о том, можно ли корректировать судьбу, здоровье, фертильность методами медицины и инновационными технологиями.

Общее правило: любое новшество, улучшающее качество жизни человека, разрешено к применению, если по содержанию процесса оно не нарушает законов Торы.

Именно так и решается вопрос о допустимости использования технологических новинок: интернет разрешен, но не в субботу, микроволновая печь пусть себе печет, но не молочное с мясным, и т. п.

Таков общий подход. А теперь к частностям, связанным с конкретной инновацией: суррогатным материнством. В последнее десятилетие состоялось множество форумов, семинаров и конференций, полностью или частично посвященных новым технологиям в области человеческой репродуктивности. В сборниках профессиональных раввинских публикаций вышли десятки статей и полемических возражений на них. Читателям журнала «Лехаим» вряд ли будет интересен профессиональный дискурс, а русскоязычные раввины читают (я надеюсь) публикации в оригинале. Поэтому я решил привести лаконичные ответы одного из наиболее авторитетных раввинов нашего времени, р. Залмана-Нехемьи Гольдберга на вопросы комиссии по договорам о вынашивании плода (суррогатном материнстве)[1].

Вопрос: В отличие от естественного материнства, в случае оплодотворения донорской яйцеклетки или в процессе суррогатного материнства, функции материнства делятся между двумя женщинами. Одна является генетической, другая — физиологической матерью — роженицей. Кто является законной матерью по алахе?

Ответ: Речь идет о весьма новых разработках, которым нет точных соответствий и прецедентов в алахической литературе. Их можно обсуждать через аналогии и уподобления другим ситуациям, но уверенность в полноценности аналогий и уподоблений остается неполной. Поэтому в установлении генеалогии ребенка и круга его близких родственников[2] следует отнестись к каждой из двух женщин (генетической и родившей), по крайней мере, как к «матери под вопросом». Иначе в будущем может быть нанесен существенный ущерб социальному положению потомства. Если один или несколько раввинов будут не согласны с установлением законной матери, ребенок окажется в трудном положении[3]. Стоит заранее (на этапе законотворчества) предотвратить угрозу статусу ребенка.

Вопрос:
Соответствует ли закон Государства Израиль о вынашивании эмбриона требованиям защиты интересов ребенка и предотвращает ли ущерб личному статусу рожденного в результате суррогатного материнства?

Ответ: Закон в целом отвечает требованиям алахи в части предотвращения ущерба личному статусу ребенка и соблюдению его интересов. Основной недостаток закона следующий: он устанавливает систематическую запись актов родительства, подобно тому, как это делается при регистрации усыновлений. Что именно записывают в книгу усыновлений — не установлено законом и определяется инструкциями министра юстиции. По существующим инструкциям, акты родительства оформляются на заказчиков и на суррогатную мать. Это предотвращает возникновение проблем в будущем, но только в обычных случаях, когда заказчики являются также генетическими родителями. Если же яйцеклетка взята от донора для пересадки суррогатной матери, данные генетической матери не записывают в акт родительства и, возможно, с годами они будут утрачены[4]. Такая ситуация может нанести ребенку тяжелый ущерб. Этого можно с легкостью избежать, если изменить инструкцию, установить обязательную запись данных генетической матери в книгу актов родительства в случае суррогатного материнства с донорской яйцеклеткой[5]. Рекомендую членам комиссии воспользоваться их влиянием для исправления этого недостатка[6].

Вопрос: Если религиозная бездетная женщина, которая может стать матерью только с помощью технологии суррогатного материнства, обратится к вам с вопросом, попытаться ли стать матерью таким путем, что посоветуете ей вы?

Ответ: Если процесс будет под контролем и с соответствующим оформлением, порекомендую ей воспользоваться этим способом.

Вопрос: А если к вам обратится с тем же вопросом женщина, у которой уже есть один[7] ребенок, что вы порекомендуете ей?

Ответ: Сам не порекомендую, но разрешу ей воспользоваться суррогатным материнством, если она будет настаивать.

Вопрос: Можно ли замужней женщине быть суррогатной матерью и каков статус рожденного ею ребенка?[8]

Ответ: Нет, ребенок, который родится у замужней женщины от чужого мужчины, не ее мужа, будет обладать, возможно, ущербным социальным статусом. Даже если я, вместе со ста другими раввинами, сочту, что нет ничего проблемного в том, что суррогатная мать замужем, а один или несколько раввинов сочтут иначе, ребенок пострадает[9].

Вопрос: Можно ли брать[10] сперму из мошонки[11] мертвого мужчины с целью оплодотворения его жены, чтобы оставить ему память[12] в мире?

Ответ:
Без согласия покойного, разумеется, нельзя. Но если получено недвусмысленное согласие или даже есть обоснованное предположение, что он хотел бы этого, то в такой процедуре нет ничего запретного. Отметим, что требуется причина, чтобы запретить нечто по алахе[13], а без такой причины естественность положения делает его разрешенным. В этой связи важно отметить, что Тора весьма ценит желание человека оставить свое имя и память в мире, как можно понять из правил левиратного брака[14].

Вопрос: Могут ли наследники покойного воспрепятствовать созданию нового наследника, который отнимет у них [часть] наследства?

Ответ: Нет, у них нет такого права.

Вопрос: Следует ли разрешить суррогатное материнство молодой[15] женщине, страдающей болезнью, которая приведет к ранней смерти, или следует воздержаться от рождения сироты?

Ответ: Вопрос предполагает, что лучше не родиться, чем родиться с риском рано осиротеть. Такое предположение не очевидно, естественнее предположить обратное. Магид[16] из Дубно[17] проиллюстрировал подобный вопрос притчей: в местечке жили два брата, слепой и глухой. Слепой женился на хорошей, но уродливой женщине, а глухой — на скандальной красавице. Однажды приехал в местечко врач, которому удалось их излечить. После исцеления жизнь их стала адом, и они отказались платить врачу, утверждая, что он принес им не облегчение, а, напротив, новые муки и разрушил их жизнь. Врач требовал оплаты и, в качестве альтернативы, предложил исправить нанесенный ущерб, то есть вернуть одному пациенту его слепоту, а другому — его глухоту. От этого братья решительно отказались. Судья постановил, что нежелание братьев вернуться в слепоту и глухоту доказывает, что лечение принесло больше пользы, чем ущерба, а потому они должны заплатить врачу. Этой притчей Магид проиллюстрировал мишну в трактате «Авот»: «Против воли своей ты живешь[18], против воли своей умираешь, против воли своей должен будешь в будущем отдать отчет[19] пред Царем царей царствующих[20]». Если человек рождается против своей воли, значит он, казалось бы, может избавиться от ответственности за свою жизнь: он не хотел приходить в этот трудный мир, как можно наказать его за дела, которые совершены им там, куда он помещен против своего желания?! Мишна отвечает на эти отговорки: но ведь ты и умираешь против своей воли, значит, ты все же предпочитаешь эту жизнь ее прекращению. Так и в нашем вопросе, предпочесть ли, чтобы ребенок с высоким риском осиротеть вовсе не родился или позволить ему родиться, следует ответить, что он сам предпочтет жизнь, какова бы она ни была.

Вопрос: Неженатому молодому человеку предписаны радио- и химиотерапия для лечения злокачественной опухоли, можно ли ему заморозить сперму, чтобы потом он мог иметь детей?

Ответ: Можно.

Вопрос: Может ли быть разрешено алахой клонирование?[21]

Ответ: Если процесс будет проходить под надежным контролем и происхождение генетического материала будет строго регистрироваться, чтобы предотвратить запрещенные (в том числе, близкородственные) связи[22], — то это разрешено, иначе — нет.

В приведенном выше материале, как мне представляется, недостает одного вопроса: будет ли ребенок суррогатной матери-нееврейки евреем, если его генетические родители — евреи. Ответ прост: подавляющее большинство раввинов считают законной матерью ту женщину, которая родила ребенка. Но и те немногие, кто придерживается иного мнения, не отрицают ее материнства. Таким образом, кем бы ни были генетические родители ребенка, рожденного нееврейкой, ребенок — нееврей. Разумеется, как всякий малолетний, он может пройти условный гиюр и, достигнув совершеннолетия, он сам решит, быть ли ему евреем.

[1].      В беседе приняли участие главы организации «Медицина в соответствии с алахой», раввины И. Шейнбергер и А. Розенберг, она состоялась в декабре 1998 года.

[2].      С которыми он не сможет вступить в брак.

[3].      Р. З.-Н. Гольдберг, как и большинство раввинов, считает, что законной матерью является та, которая выносила плод и родила ребенка. Но он не считает возможным решить судьбу ребенка простым большинством мнений. Позиция меньшинства тоже может оказать влияние на судьбу ребенка, и потому р. Гольдберг принимает их позицию в расчет.

[4].      То есть будет известно, кто выносил и родил ребенка, кто его растил и воспитывал, но генетическая мать останется «за кадром».

[5].      В этом случае у ребенка три матери.

[6].      Рекомендация была принята и инструкция исправлена в 2000 году.

[7].      Для традиционной еврейской семьи, обычно многодетной, один ребенок — это скандально мало.

[8].      Следует пояснить: иудаизм, в отличие от многих религий и законодательств, не считает ребенка, рожденного вне брака незаконным. Незаконнорожденным (мамзером) является только тот ребенок, который рожден от тяжелого (близкородственного) инцеста или замужней женщиной от другого мужчины (не ее мужа). Правило распространяется только на евреев. В нашем случае мы говорим о выношенном и рожденном замужней женщиной ребенке, который не зачат ею.

[9].      Надо отметить, что на протяжении всей беседы раввин говорит не только об ограничениях алахи, но и о пользе ребенка как ведущем принципе законотворчества.

[10].    Процедура носит название «аспирация спермы микрохирургическая эпидидимальная».

[11].    Сперматозоиды извлекаются из придатка яичка с помощью аспирационной иглы.

[12].    Потомка, потомков.

[13].    А не причина разрешить.

[14].    Брачный союз между бездетной вдовой и братом ее покойного мужа.

[15].    Не способной к зачатию или рождению детей естественным образом.

[16].    Проповедник.

[17].    Яков Кранц (1741–1804) — видный раввин.

[18].    Ребенок не хочет рождаться, покидать чрево матери.

[19].    О прожитой жизни.

[20].    4:22.

[21].    В этом процессе отца не будет вовсе, ни в физиологическом, ни в генетическом смысле.

[22].    Разумеется, на уровне генетики. Имеется в виду связь будущего ребенка с близкими родственниками матери.

по материалам журнала "Лехаим"

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

Клуб кулинарии

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения