Get Adobe Flash player

Эффективное еврейское воспитание 5. Чувство вины Мирьям Леви

Вина

Некоторые из нас стремятся к совершенству. А всякое несовершенство в себе мы воспринимаем как промах и неудачу и доказательство нашего ничтожества. Часто мы так же критичны по отношению к себе, как и к своим детям, не давая себе в этом отношении никаких поблажек. Наше самоедство может зайти так далеко, что мы будем копаться в себе целыми днями, отыскивая различные недостатки и обвиняя себя во всем, а кончится это тем, что мы будет чувствовать себя подавленными, униженными и несчастными. «Почему я всегда кричу на моих детей?», «Я не должен быть таким требовательным!», «Почему я не могу быть терпеливее и разумнее?», «Почему я так легко разочаровываюсь и расстраиваюсь?», «Я не должен быть таким критичным!», «Нужно уделять детям больше внимания». Так мы создаем внутри себя критика, которого невозможно удовлетворить. Он всегда рядом с нами, готовый придраться к любому нашему промаху, ко всякой ошибке и осудить нас: «Посмотри, какой ты плохой!», «Ты опять неправильно поступил!», «Снова ошибка!», «Зачем ты это сделал?», «Ты никогда не переменишься!»
Когда родители осознают вред своего гнева и других промахов, их расстройство и критика становятся еще острее. Они спрашивают себя: «Почему я продолжаю так поступать? Зачем я порчу этим отношения с собственными детьми?»

Самый мудрый из людей сказал: «Нет праведника на земле, который бы всегда поступал хорошо и никогда не сделал плохого». Никто не может достичь совершенства. Поэтому никто не может и настаивать на том, чтобы мы как родители никогда не допускали ошибок или неправильных поступков.

Интересно, что нигде в Торе мы не находим требования быть совершенными. Наоборот, наши мудрецы учили нас противоположному: «Не обязан ты закончить работу, но не можешь ее и бросить». От нас требуется приложить все возможные усилия, чтобы исполнить свои обязанности, но преуспеть в этом от нас не требуется. Когда мы осуждаем своих детей за их несовершенство, мы требуем от них совершенства, и это вызывает наш гнев. И когда мы осуждаем себя за то, что мы несовершенны как родители, мы также настаиваем на том, что должны быть безупречны, и это порождает у нас чувство вины. Таким образом, чувство вины — это тот же гнев, но направленный внутрь, на самих себя. Мы поражены излишним раскаянием и болью из-за наших ошибок.

ТШУВА. МЕТОД ТОРЫ ИСПРАВЛЯТЬ НЕСОВЕРШЕНСТВО

В нашей жизни есть место сожалению и раскаянию. Это здоровые, конструктивные чувства, но лишь в том случае, если 1) они являются реакцией на действительно плохой поступок и 2) если эти переживания приводят к тому, что плохие поступки больше не повторяются. Это определяет тшуву, механизм Торы для исправления поведения.

Раби Вассерман сравнивал тшуву с механизмом очищения: «Если бы не было чистки, приходилось бы носить одежду, пока она не станет совсем грязной, а потом ее нужно было бы просто выкидывать». Самоосуждение подобно выбрасыванию одежды; а пыува удаляет пятна.

Многие думают, что от нас требуется раскаиваться только в активных нарушениях вроде воровства. Но это ошибка. Рамбам пишет, что мы должны делать тшуву и за гнев, ревность и другие плохие черты характера. Избавиться от них, когда они уже укоренились, гораздо труднее.

Сделает ли человек тшуву зависит от его умения делать выбор. Концепция данной Б-гом свободы выбора, свободы воли (хофеш бхира) — основа еврейской традиции. Однако многое соглашаются с этим принципом только на словах, в теории, считая себя неспособными реализовать его на практике. Они верят, что наследственность или влияние окружения делают выбор практически невозможным. Никто не отрицает их огромного влияния на наше прежнее поведение. Но согласно взгляду когнитивной психологии, они продолжают воздействовать на наше поведение сегодня только потому, что мы по-прежнему внушаем себе те же верования и мыслительные штампы, которые раньше формировали наше поведение. Эти верования и штампы мышления в значительной мере иррациональны. Они развились у нас в детстве в результате той интерпретации событий нашей жизни, которую мы давали в то время. Однако сегодня мы способны воспринять новые, более сознательные интерпретации. Так мы можем освободиться от влияний прошлого.

Конечно, это нелегко. Наши мысли, «внутренние диалоги» обычно быстры и автоматичны. Требуются усилия и практика, чтобы осознать их и идентифицировать. Хотя мы можем постоянно работать над тем, чтобы изменить свой образ мышления, иногда привычные стереотипы будут проскальзывать несмотря на все наши усилия. Из-за этих трудностей мы вряд ли сумеем совершенно избавиться от влияний прошлого. И хотя в принципе мы контролируем наше поведение и свободно можем переменить его в любой момент, на практике эта свобода часто ограничена.

В статье о тшуве раби Йехиэль Шлезингер описывает правильную последовательность исправления отрицательных качеств характера. Он объясняет, что трудность тшувы, исправления этих качеств, проистекает оттого, что мы идем неправильным путем. В тшуве, связанной с единичным плохим поступком, сожаление предшествует исправлению. А при исправлении устоявшихся плохих привычек исправление предшествует сожалению. Этот порядок описывает пророк: «Когда вернусь, я буду жалеть». Смысл его слов разъясняют Рамбам и рабейну Иона. Совершая тшуву в неправильном порядке, можно до такой степени переполниться — сознанием своих грехов и проступков и впасть от этого в такую боль и тоску, что изменение станет казаться человеку совершенно невозможным. Иными словами, если у человека есть какая-то застарелая плохая привычка, он не поверит, что может от нее избавиться, пока действительно себя не улучшит.

Основатель движения за нравственное самосовершенствование (Мусар) раби Исраэль из Саланта говорит, что путь изменения характера долог, тяжел и полон препятствий. Хорошо известно его высказывание: «Легче прочесть весь Талмуд, чем изменить хотя бы одно свое качество». Он учит, что нужно сознавать, что на пути исправления неизбежно бывают сбои. Совершенствование человека всегда занимает много времени. Если мы пытаемся форсировать процесс изменения, мы легко можем пережить разочарование, потерять присутствие духа и прекратить свои усилия.

КЛЕВЕТА НА СЕБЯ ПРЕПЯТСТВУЕТ ПЕРЕМЕНЕ

Когда мы сознаем, что у нас есть плохие качества, мы должны делать тшуву. Но это не означает бесконечных сожалений и резких нападок на себя. Мишна учит: «Не считай себя грешником». Правильная тшува вызывает здоровое и благотворное чувство вины, но в ней нет места для болезненных переживаний и неконструктивных чувств.

Самоосуждение вызывает вера, что за плохой поступок мы должны расплатиться, пострадать. Но в страданиях, которым подвергает себя человек, нет никакой пользы. Наоборот, клевета на себя часто является основным фактором, который побуждает человека повторять то, что он бы хотел изменить.

Рамбам, комментируя вышеприведенную мишну, говорит, что если человек о себе невысокого мнения, он немного от себя и ждет и поэтому вынужден вести себя в соответствии со своими низкими ожиданиями.

Кроме того, для тшувы требуется очень высокий уровень энергии. А самообвинения направляют нашу энергию по неконструктивным каналам, что делает изменение еще более трудным. Как указывает рабейну Иона, плохое представление о себе ведет к чувству безнадежности, а это основное препятствие для настоящего раскаяния. Поэтому всякие попытки улучшить наше поведение должны начаться с отказа от умаления своих достоинств, от пренебрежительного отношения к самому себе.

ОЦЕНИВАЙТЕ ТОЛЬКО ПОВЕДЕНИЕ

Комплекс неполноценности начинается с того, что мы говорим себе, что наш плохой поступок свидетельствует о том, что мы плохие. Поэтому если мы хотим достичь успеха в своей тшуве, мы должны перестать умалять свои достоинства и считать себя плохими из-за нашего плохого поведения.

Мы оцениваем себя, чтобы доказать нашу ценность самим себе и другим. Мы боремся за то, чтобы избежать ошибок, чтобы достичь высокого рейтинга. Если мы воспитываем детей хорошо, мы оцениваем себя высоко. А если плохо — даем себе низкую оценку. Плохое поведение наших детей также способствует нашей низкой самооценке. Мы рассуждаем так: «Если бы я все делал как полагается, то и дети мои вели бы себя совершенно правильно». Поэтому мы осуждаем себя как плохих родителей, если наши дети нехорошо себя ведут.

Такое стремление к совершенству, чтобы доказать свою ценность, разрушительно и нецелесообразно. Лучше отказаться от глобальной самооценки и сосредоточиться на конкретных качествах и своем поведении. «Я повела себя плохо», а не «Я плохая мать»; «У меня есть плохая привычка раздражаться и впадать в гнев», а не «Я плохая, потому что я легко раздражаюсь». Мы опять должны разделять действие и того, кто его совершает. Когда мы перестанем считать себя плохими из-за своего неправильного поведения, мы больше не будем переживать это разрушительное чувство вины.

Изменить эти неверные установки — главное для того, чтобы избавиться от вредной недооценки самих себя. Такие высказывания, как «Я был просто совершенным идиотом, когда я…» или «Никто бы не повел себя так эгоистично, чтобы…», неприемлемы и являются примерами низкой самооценки. Негативный взгляд на самих себя заставляет нас верить, что мы всегда будем вести себя подобным образом, и придает новые силы тому поведению, которое мы хотели бы изменить. Избирая более объективный, менее осуждающий язык, как, например, «Это не подходило к случаю», или «Лучше было бы…», или «Я повел себя не самым лучшим образом», мы будем менее склонны осуждать себя. Ударение следует сделать на принятии себя вместе с признанием, что мы можем поступать лучше. Вместо того, чтобы говорить: «Как ужасно, что я рассердилась!», скажите себе: «Нецелесообразно было сердиться; в следующий раз я постараюсь лучше контролировать себя». Вместо того, чтобы говорить «Я должна быть более терпеливой!», думайте: «Я была нетерпеливой, но я постараюсь исправиться и стать лучше».

Когда мы сделали этот шаг, мы должны сосредоточиться на любой иррациональности в наших утверждениях. К примеру, «Я должен быть более терпеливым!» часто предполагает преувеличенные ожидания. Чтобы быть всегда терпеливыми, мы должны быть ангелами.

Нужно поставить под сомнение и такие высказывания, как «Почему я всегда кричу на своих детей?» Это явное преувеличение, ведь не бывает, чтобы кто-нибудь из родителей всегда кричал на детей.

А нередко мы жестоко критикуем себя, когда не сделали ничего плохого. К примеру, называя себя придирой, хотя действовали в интересах детей. Некоторые постоянно за что-нибудь считают себя виноватыми. Что бы они ни делали, это никогда им не кажется правильным или достаточным. Если мы были строги, мы будем считать, что нужно быть снисходительнее. А если были снисходительны, будем считать, что нужно было вести себя построже. Если у вас такая привычка, спросите себя в следующий раз, когда почувствуете себя виноватыми: «А действительно ли я что-то сделал неправильно?» И если так, делайте за это тшуву. Но если вы на самом деле не были виноваты, то с какой стати чувствовать себя таковым?

Еще один источник низкой самооценки и клеветы на себя — сравнение. Некоторые матери постоянно сравнивают себя с другими матерями, оценивая, как те поступают в подобной ситуации. И когда они видят, что соседка поступила лучше, они говорят: «Она как мать лучше меня».

Вредно сравнивать себя с другими и давать себе в результате оценку. Конечно, можно учиться у других и перенимать их правильное поведение. Но такое обучение на чужих примерах эффективно, только если мы прежде всего воздерживаемся от всех сравнений.

Однако если мы высоко себя ценим, это не исключает возможности низкой самооценки. Если наша самооценка взлетает от неких удач, она неизбежно падает от плохих показателей. Единственное решение проблемы низкой самооценки — полный отказ от всяких самооценок.

Мы не должны думать о том, чего действительно стоим. Никто не способен определить себя, свою истинную ценность; это следует оставить Б-гу. Для нас достаточно знать, что у каждого есть огромный потенциал благодаря тому, что он был создан по образу Б-га. И наши мудрецы поэтому говорят, что человек должен постоянно говорить самому себе: «Мир создан для меня».

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ТШУВЫ

Когда мы отмели неконструктивную самокритику и клевету на себя, мы можем начать исполнение трудной задачи исправления своих плохих привычек. Вспомним, что в процессе тшувы, исправления плохих привычек, сожаление должно следовать после исправления. Прежде всего нужно сосредоточиться на конкретных усилиях измениться.

Первый шаг — осознать, что самые плохие привычки происходят от отсутствия самоконтроля. Корень этой проблемы в том, что мы хотим, чтобы все происходило так, как нам хочется. К примеру, когда мы сердимся на ребенка за то, что он нас не слушается, за нашим гневом стоит требование: «Мои дети должны меня слушаться (и я просто не могу выдержать, когда они это не делают!)». Когда мы поступаем эгоистично, мы исходим из убеждения, что должны иметь удобства и комфорт (и не можем перенести, если это не так). Поэтому наши нужды мы ставим выше нужд других людей. А когда мы это осознаем, мы можем постепенно отказаться от этих требований. Ключевое слово здесь — «постепенно». Мы говорим сейчас о фундаментальном изменении личности, а оно требует времени.

И только ощутимо изменив к лучшему наши плохие привычки, мы можем начать сожалеть о прошлом. Тогда наше сожаление, как пишет рав Шлезингер, не вгонит нас в депрессию. Напротив, оно разовьет и возвысит нашу душу, очистив ее от вредоносных последствий наших плохих поступков. Уровень сожаления зависит от индивидуального суждения. Во всяком случае, если мы провели Йом-Кипур в искреннем раскаянии, мы можем быть уверенными, что наши грехи прощены.

Действительно, если мы признаем свои грехи и раскаиваемся в Йом-Кипур в своих плохих поступках, а потом продолжаем о них беспокоиться, это указывает на недостаток веры в обещание Всевышнего даровать нам искупление. Более того, такая постоянная забота о нашей вине может препятствовать нашим действиям.

Напоминая себе о наших прежних прегрешениях и снова испытывая боль сожаления, мы лишаемся силы раскаяться в них. Это хорошо в дни перед Йом-Кипуром. Но после него так не следует делать, потому что это может мешать радости и оптимизму нашей повседневной жизни.

ИЗВИНЕНИЯ ПЕРЕД ДЕТЬМИ

Родители часто сомневаются, мудро ли и правильно ли извиняться перед детьми, если они без необходимости причинили им боль. Но часть процесса тшувы — просить прощения у тех, с кем мы поступили неправильно.

Рав Вассерман говорит, что родители несомненно должны извиняться перед детьми в таких ситуациях, и это улучшит их отношения. Но важно знать, как это делать. Не нужно при этом говорить о своей вине, лучше сказать что-нибудь вроде: «Не следовало мне на тебя кричать (или бить тебя), я сожалею об этом». Ребенок должен знать, что гневаться плохо. А не обращая внимания на этот неприемлемый гаев, мы учим его тому, что и для него сердиться вполне позволительно.

Когда мы извиняемся перед детьми, мы также даем пример моде эт «гаэмет (“признания истины”, в данном случае неправильных поступков). Это самый эффективный метод научить наших детей признавать свои ошибки, извиняться за них. Это пример для них, чтобы они его помнили и ему следовали.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВИНЫ И ГНЕВА

Если чувство вины — частая реакция на гнев, то оно нередко может и вызывать его. К примеру, если мы видим постоянный беспорядок в детской, нам в голову может прийти вывод, что мы сами виноваты в том, что не приучаем детей к аккуратности. И тогда мы с гневом обращаемся к детям, обвиняя их в том, что из-за них поступаем неправильно.

Мы должны осознать, что источник такого гнева — наше чувство вины. Пробуждает гаев такая мысль: “Они вынуждают меня чувствовать свой промах! (То есть я сделал ошибку.)” Единственный способ избавиться от подобного гнева — прекратить обвинять себя за свои плохие родительские качества. Вместо этого мы должны делать все возможное для улучшения, а пока что быть терпеливыми и по отношению к себе, и по отношению к своим детям.

Некоторые родители находятся в постоянном колебании между состояниями гнева и вины. Когда они чувствуют себя виноватыми за то, что рассердились на ребенка, они реагируют на это, обвиняя ребенка за свой гаев и за свою вину — и от этого еще больше злятся и гневаются на ребенка. “Это все он виноват!” — говорят они себе. “Если бы он так плохо себя не вел, я бы так не рассердилась и не испытывала бы сейчас это ужасное чувство вины!” Топливом для этого гнева является наша неспособность переносить чувство вины и требование, чтобы оно исчезло. Это еще один пример, как действует разочарование. В этом цикле гнев вызывает чувство вины, а чувство вины вызывает гнев. После нескольких повторений этот цикл может намного усилить наш гнев. Чтобы остановить этот процесс, мы должны научиться терпеть боль вины, пока она все еще продолжает наказывать нас.

ВИНА ИЗ-ЗА ВИНЫ

Есть родители, которые вполне ясно осознают пагубность повторений мысли, что они плохие родители, и таким образом вызывают у себя комплекс неполноценности. Но несмотря на это они продолжают недооценивать и обвинять себя еще безжалостнее за такое глупое поведение и от этого становятся еще более несчастными. “Почему я должен мучить себя этой постоянной самокритикой? Почему я не могу остановиться и вместо этого изменить свое поведение?!” Эти вторичные чувства вины еще более пагубны, и их еще труднее искоренить, чем изначальное чувство вины.

Такие родители должны иметь в виду, что как любую другую плохую привычку, ее трудно изменить. Если они хотят достичь успеха в изменении своего поведения, им вначале нужно научиться перестать говорить себе о том, что пора уже перейти от самообвинений к реальному изменению поведения.

ЧУВСТВО ВИНЫ ИЗ-ЗА НЕДОСТАТКА ВНИМАНИЯ

Уже столько писали о том, что родители должны уделять детям достаточно внимания, что многие родители стали из-за этого беспокоиться. И особенно это относится к матерям.

Конечно, полное небрежение своими детьми приносит вред, но, на самом деле, детям не нужно так много внимания, как уверяют некоторые профессионалы. А постоянное, излишнее внимание может привести к тому, что ребенок станет слишком требовательным. Если сказать спокойно и с улыбкой: “Я сейчас занят — подожди несколько минут, я найду для тебя время”, то дети научатся ждать, пока родители освободятся, чтобы о них позаботиться. Ребенку, который продолжает кричать из другой комнаты “Мама, мама!”, нужно ответить: “Я не могу сейчас подойти, я занята тем, что…”. И тогда ребенок научится принимать спокойно, что он не всегда может располагать вашим вниманием.

Матери иногда говорят, что они должны выделять для каждого ребенка “особое” время, когда все внимание направлено исключительно на него. Но мать, которая дает ребенку почувствовать, что его понимают и любят, и которая, слушая его, слушает именно его, не нуждается в необходимости выделять для него особое время.

ВИНА РАБОТАЮЩЕЙ МАТЕРИ

Мать, которая работает вне дома, может беспокоиться о том, что причиняет ущерб своим детям тем, что значительную часть дня находится вне дома. Она может даже осуждать себя как плохую мать и испытывать чувство вины.

Эта ситуация реальна. Мать должна бы уделять детям больше времени, но не может. Однако чувство вины здесь неуместно. Осуждать себя за реальный или воображаемый ущерб, который мы наносим нашим детям, — всегда деструктивно. Если женщина должна работать, самое

лучшее, что она может сделать для себя и своих детей, — примириться с таким решением.

НАУЧИТЬСЯ ПРИНИМАТЬ СЕБЯ

Родители, которые читали о пагубном влиянии отсутствия контроля, могут проникнуться сознанием того, как это “ужасно”. Они могут поверить, что как только теряют контроль над собой, они наносят ребенку непоправимый вред. После вспышки гнева они могут в отчаянии думать: “Это ужасно! Что я делаю со своими детьми!” Родители, которые в детстве страдали от гнева своих родителей и решили, что собственных детей никогда так не заставят страдать, особенно остро переживают вину за свой гнев. Они говорят себе: “Я же обещал, что своим детям никогда так делать не буду, и вот, делаю!”

Конечно, никто не спорит с тем, что отсутствие контроля наносит детям ущерб и приводит к плохим последствиям. Но переживать это как нечто “ужасное” и чувствовать из-за этого вину — деструктивно и никак не помогает улучшить ситуацию. Известный психолог Рудольф Дрейкурс комментирует:

Нас веками ругали и бесчестили родители, и не будь человеческая природа столь сильна, что бы от всех нас осталось? Верно, мы могли бы быть лучше и мы должны стараться помочь нашим детям стать более хорошими и счастливыми людьми. И один из факторов этой помощи — понять их способность противостоять столь многим плохим влияниям, которые мы на них оказываем, невольно или несознательно.

Это может помочь нам лучше относиться к себе, принимать себя. даже если мы сделали своим детям то “ужасное”, от которого сами так страдали в детстве, когда на нас сердились наши родители. И боль наша происходила не от их гнева, а от того, как мы к этому относились. Будучи детьми, мы не знали, как защитить себя от гнева родителей. Когда они сердились на нас, мы приходили к выводу, что мы плохие. Мы не могли провести различие между собой и нашим плохим поведением. Поэтому мы начинали считать себя плохими и недостойными любви. Это было истинным источником наших страданий в то время.

Конечно, это очень обескураживает — повторять те же ошибки, когда мы сами стали родителями. А с другой стороны, нормально повторять в состоянии стресса устоявшиеся стереотипы наших родителей по отношению к нам самим. Совсем нелегко изменить эти автоматические реакции.

Для некоторых из нас измениться так трудно, что легко подумать, что мы неспособны это совершить. Но это никогда не может быть правдой. Люди могут и должны учиться новым способам реагирования. Но мы по-прежнему будем чувствовать свою неспособность к перемене, пока продолжаем это твердить. Эта идея повторяется в нашей голове, как будто записанная на пленку: “Я не могу перемениться. Это слишком трудно. У меня нет на это сил. Я отказываюсь от этого”. Однако мы должны сменить кассету и поставить новую запись: “Я могу измениться. Это трудно, но я буду стараться и я не откажусь от этого. Это тяжелая работа, но я к ней готов”.

Итак, чтобы измениться, мы должны верить в нашу способность это сделать. И у нас должна быть достаточно сильная мотивация, чтобы совершить эту трудную работу, необходимую для достижения успеха. Мы должны черпать силы из нашей веры в то, что Творец наделил нас способностью меняться и если Он даровал нам Б-жественный атрибут свободы выбора, значит, вместе с ним даровал мудрость и силу, чтобы его реализовать.

А пока следует помнить, что как только мы осознали свои большие ошибки, это уже не ошибки в воспитании. Это ступени в процессе нашего становления как лучших родителей. Правильное суждение рождается с опытом, а опыт приходит от неправильного суждения. И так мы можем получить преимущества от наших ошибок вместо того, чтобы критиковать себя за них.

СЛОВО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Прочесть эту книгу или любое другое руководство — только начало. И понять принципы правильного воспитания относительно легко. А вот изменить свое поведение — дело долгое и трудное. Не чувствуйте себя виноватыми, когда несмотря на новые знания вы продолжаете вести себя удручающим образом. Не говорите себе: “Я не собираюсь больше расстраивать себя; я должен суметь оставаться спокойным, контролируя свое мышление!” То, что вы способны понять когнитивные принципы, еще не означает, что вы всегда сможете их применить. Нерезонно на том основании, что вы познакомились с этими идеями, ожидать, что вы всегда сумеете ими пользоваться. Трудно избавиться от таких чувственных стереотипов, как гнев и вина, даже если мы обладаем эффективными техниками их устранения. Хотя мы можем далеко продвинуться по пути освобождения от них, вряд ли мы когда-нибудь совершенно их устраним.

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Kosher Style

Клуб кулинарии

День рождения

 

Расчет еврейского дня рождения