Трактат "Шма Исраэль"
Ребе Цемах-Цедек, рабби Менахем Мендель из Любавичей

В 1843-м году 3-й Любавичский Ребе Менахем Мендл Шнеерсон, известный как Цемах-Цедек, принял участие в раввинской конференции в Петербурге, которую правительство России созвало с целью реконструировать традиционное еврейское образование. Участие самых уважаемых раввинов должно было, по мнению правительства, придать конференции законодательный статус. В течение всей конференции Цемах-Цедек бескомпромиссно выступал против любых изменений в традиционном еврейском образовании и вследствие этой бескомпромиссности 22 раза подвергался аресту.

О том, что Ребе находится в Петербурге, узнали солдаты-кантонисты Кронштадтского гарнизона. Они подали рапорт с просьбой разрешить им встретиться с Ребе, и эта просьба была удовлетворена, поскольку в правительстве надеялись, что получив такой почет, Ребе станет более сговорчив на конференции. На всречу с ним пришли шестьсот еврейских солдат и матросов. Ребе произнес маамар1, объясняющий стих Писания "Стер Я, как облако, грехи твои..."2. В этом маамаре он говорил о вере и раскаянии, превозносил самопожертвование и призывал солдат хранить верность иудаизму. Во время второй встречи Ребе произнес маамар "Шма Исраэль"3, в конце которого говорил о страданиях, побуждающих к раскаянию. Многие кантонисты плакали.

В недельной главе «Ваэтханан» повторяются десять заповедей, и Моше подчеркивает тот факт, что союз, заключенный Б-гом с еврейским народом, вечен: «Г-сподь Б-г наш заключил с нами союз в Хореве» (Синай называется иногда Хорев). Не (только) с нашими отцами, но (и) с нами, мы все здесь сегодня живы. Лицом к лицу говорил Б-г с вами на горе из огня».

Пятая заповедь гласит: «Почитай своего отца и свою мать, как повелел тебе Г-сподь Б-г твой, чтобы продлились твои дни и чтобы тебе было хорошо на земле, которую Г-сподь Б-г твой отдает тебе».

Как понять слова «чтобы продлились дни твои и чтобы было тебе хорошо»? Следует ли буквально понимать «чтобы было тебе хорошо» здесь, на этом свете?

Александр Элькин

Умел Яаков и хитрить, умел и бороться. Умел и любить, и четырнадцать лет служил батраком за любимую женщину. Жизнь его была и осталась самой увлекательной поэмой,
какая только рассказана была на земле.

Владимир Жаботинский, «Четыре сына»

Говоря о летнем месяце ав, евреи обычно вспоминают девятый день этого месяца, когда были разрушены Первый и Второй храмы и произошло много других трагических событий. Однако ав – не только время траура.

Моше рассказывает народу Израиля, как он умолял Всевышнего позволить ему войти в Святую Землю, но Б-г ему отказал, велев вместо этого взойти на гору и взглянуть на Землю Израиля.

Продолжая "повторение Торы", Моше говорит об исходе из Египта и о Даровании Тору, обозначая их как беспрецедентные события в человеческой истории: "Случалось ли когда-нибудь нечто, как это великое дело, или слыхано ли подобное ему? Слышал ли народ голос Б-га, говорящего из среды огня, ... и остался в живых? Тебе было явлено, чтобы ты знал, что Г-сподь есть Б-г, нет другого, кроме Него!"

Текст свободного перевода на иврит выдержек из бесед, произнесенных Ребе в Субботу недельной главы «Дварим», Субботу «Хазон» (в течение «вытолкнутого» поста) 9 Ава, 10 Ава (перед вечерней молитвой) и в понедельник 11 Ава 5751 года (после вечерней молитвы).

1. Эти дни (особенно выходя из перенесенного поста 9 Ава) в особой степени предуготованы для прихода Мошиаха. Помимо того, что существует обязанность ожидать Мошиаха каждый день, и это одна из основ веры, в течение месяца Ав особенно подчеркнута идея прихода Мошиаха: «Поднялся лев в созвездии льва (Ав) и разрушил Ариэль (Храм), на условии, что придет Лев в созвездии льва и отстроит Ариэль». «Менахем» Ав — в этом месяце происходит утешение Освобождения, за счет переворачивания негативных идея, спускания, в величайшее поднятие.

Из свода "Кицур Шулхан Арух"

1. После разрушения Второго Храма мудрецы Торы постановили, что даже в самые радостные минуты своей жизни еврей обязан каким-либо образом выразить, что ничто не может заставить нас забыть об этой страшной катастрофе. Сказано в Тегилим (Псалмах) (137:5,6): "Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет правая рука моя! Пусть прилипнет язык мой к нёбу, если не буду помнить о тебе, если не вознесу Иерусалим во главу веселья моего!"

2. Пo установлению мудрецов, следует оставить на стене напротив входной двери неоштукатуренный квадрат размером локоть на локоть (48х48 см) - чтобы всякий раз, увидев его, вспоминать о разрушенном Храме.

3.Устраивая трапезу - даже в честь исполнения заповеди, - следует ставить на стол только ту дорогую и красивую посуду, которая нужна для трапезы, но не для украшения стола.

Предшествующая 9-му Ава суббота называется «Шабат Хазон» («Суббота видения»). Это название произошло от первых слов отрывка из книги Пророков, который читают после Торы: «Видение Йешаяу, сына Амоца».

Недельную главу «Дварим» всегда читают в Субботу накануне 9 ава, годовщины падения обоих Храмов. Эти трагедии отражаются и в выборе афтар для ближайших недель. В предшествующие недели в этих отрывках, соответствующих главам Торы, пророки упрекают народ за грехи, послужившие духовной причиной разрушений. После 9 ава читаются афтары с утешениями.

Из свода "Кицур Шулхан Арух"


1. Девятого ава в синагогах в знак траура принято снимать занавес с арон кодеша. Перед хазаном не ставят зажженных свечей, даже если этот день - годовщина смерти его близкого родственника (йорцайт). Днем в синагоге свет не включают вообще, а вечером - только такой, которого будет достаточно для чтения.

2. В "Маариве" читают "Шма" и "Шмонэ-эсрэ" так же, как в будни - только неторопливо и скорбно, как принято во время траура. После того, как хазан произносит "Кадиш шалем", все садятся на пол или на низкие скамейки (не выше 25 см) и читают книгу Эйха (Плач Иеремии) и кинот (траурные элегии) - тоже не торопясь, скорбно. Чтец читает книгу Эйха очень тихо, делая небольшие паузы между стихами и более длительные - между главами. Начало следующей главы он читает громче начала предыдущей и каждую главу заканчивает в полный голос. Все присутствующие в синагоге вслед за чтецом повторяют каждое слово про себя. Последний стих книги ("Верни нас, Г-сподь, к Себе...") громко произносят все молящиеся, и чтец повторяет за ними.

Марина Карпова

Согласно указу, подписанному испанскими монархами Фердинандом и Изабеллой 31 марта 1492 года, все евреи королевства, не пожелавшие креститься, должны были покинуть Испанию до конца июля того же года.
По еврейскому календарю последний день, когда евреи могли оставаться на испанской земле, пришелся на седьмое ава. Однако один из духовных лидеров изгнанников, бывший министр финансов королевства, выдающийся ученый и комментатор Писания дон Ицхак Абарбанель, в своем комментарии утверждал, что евреи были изгнаны из страны девятого числа того же месяца: «Когда испанский король издал указ об изгнании евреев из своего королевства, он назначил и день изгнания — ровно три месяца спустя после издания указа. Оказалось, что это девятое ава. Король, разумеется, не знал, что это за день!». Впоследствии это утверждение было многократно повторено самыми разными авторами, и на сегодня оно считается общепризнанным мнением традиционного еврейского мира.

Йоэль Кан

Известно, что ангелы-«крувы», изваянные на крышке Святого ковчега, стоявшего в самом святом помещении Храма, Святая святых, служили «индикатором» отношения Всевышнего к Своему народу. Когда евреи прилежно исполняли волю Творца и Он благоволил к ним, «крувы» смотрели друг другу в лицо. Однако когда евреи нарушали волю Его – небрежно исполняли заповеди, недобросовестно изучали Тору и плохо относились друг к другу – и потому Всевышний сердился на них, «крувы» стояли на Ковчеге, понурив головы от стыда.

Но во время первой в истории еврейского народа Катастрофы, разрушения первого Храма, враги, ворвавшись в Святая святых, увидели несомненное свидетельство благоволения Всевышнего к Своему народу. Ангелы-«крувы» на священном Ковчеге с великой любовью смотрели друг другу в лицо!

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма.
Основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача).

Десятого Тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию.

С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях.

Ицхак Стрешинский

Как известно, пост 9 ава установлен в память о разрушении Храма. Согласно хронологии еврейских мудрецов, Первый храм был разрушен армией вавилонского царя Невухаднецара (на аккадском — Набу-кудурри-уцур, на русском — Навуходоносор) в 3338 году (422 год до н. э.), историки же считают, что это произошло в 586 году до н. э. За одиннадцать лет до разрушения Храма Невухаднецар изгнал в Вавилон царя Йеояхина (Йехонью) и часть жителей, в основном иудейскую знать. На иудейский престол Невухаднецар посадил дядю Йеояхина, Матанью, переменив его имя на Цидкияу. Попробуем разобраться, какие настроения были среди евреев те одиннадцать лет, что предшествовали разрушению Первого храма, и какую позицию выражали пророки.

Месяц Ав — пятый месяц года, если отсчитывать месяцы от Нисана, как требует еврейская традиция. Именно так — «пятым месяцем» — называет его Тора, где, например, сказано: «И взошел Агарон… на гору Гор… и умер там в сороковой год по выходе сынов Израиля из земли Египетской, в пятый месяц, в первый день месяца» (Бемидбар, 33,38). Название «Ав» — вавилонского происхождения (так же как и названия остальных месяцев). Этот месяц называют также Менахем-Ав («Утешитель Ав»), ибо именно в нем мы ждем утешения за горести, которые он нам принес — прежде всего, за гибель Первого и Второго Храмов. Существует мнение, что это название месяца связано с тем обстоятельством, что Книга Эйха, повествующая о гибели Храма, состоит из стихов, первые буквы которых выстраиваются в алфавитном порядке, и, таким образом, Всевышний дарует утешение всему еврейскому алфавиту (алеф-бету) в месяце Ав (это слово состоит из букв алеф и бет).

После исхода евреев из Египта и до строительства Первого Храма в Иерусалиме временным храмом для евреев служил Мишкан - переносная палатка из ковров и кож, в которой регулярно осуществлялись богослужения и жертвоприношения Единому Б-гу. После строительства Иерусалимского Храма, он стал центром священнослужения всего еврейского народа.
Но давайте посмотрим, можно ли считать Иерусалимский Храм только культовым сооружением. Что означал Храм в жизни еврейского народа и почему вот уже несколько тысячелетий евреи скорбят и оплакивают Иерусалимский Храм.

Из свода "Кицур Шулхан Арух

1. Семнадцатого тамуза началась полоса бед, завершившаяся разрушением Храма. Поэтому этот период времени называется на иврите бейн гамецарим ("в теснинах") - по словам книги Эйха (которую читают Девятого ава): "Все преследователи настигли ее в теснинах" (Эйха, 1:3). В течение трех недель - от Семнадцатого тамуза до Девятого ава - соблюдают ряд траурных обычаев.

В течение восьмисот тридцати лет над Иерусалимом высилось величественное строение, служившее точкой соприкосновения Земли и Неба. Настолько важным было это строение во взаимоотношениях человека с Б-гом, что соблюдение двух третей всех заповедей Торы зависит от существования Храма. Его разрушение является величайшей трагедией в истории нашего народа, а его восстановление ознаменует приход Избавления - восстановление гармонии в мире, созданном Творцом, и гармонии между Ним и Его творением.

Три недели в году, в период "Между Теснин" - между постами 17 Тамуза (в 2018 году - 30 июня(это шабат поэтому переносится пост на 1 июля) и 9 Ава (в этом году 21 июля, это шабат поэтому переносится на 22 июля) - мы справляем траур по разрушенному Храму и по изгнанию - физическому и духовному - в котором мы до сих пор находимся.

01. Дни «меж теснин» (бейн ѓа-мецарим)

Три недели, которые начинаются вечером после наступления 17 тамуза и продолжаются вплоть до 9 ава, – это время скорби, о котором сказано (Эйха, 1:3): «Скитается Йеѓуда из-за гнета и тяжкого труда, расселился среди народов, [но] не нашел покоя; все преследовавшие его настигли его в беде (букв. «меж теснин»)». Мудрецы советуют нам быть максимально осторожными в эти дни, чреватые бедствиями. Например, если человек собирается в путешествие или на пляж, где и в обычные дни надлежит быть осторожным, в этот период ему следует остерегаться еще больше (см. Эйха раба, 1:29).
Для того, чтобы отметить особый характер этих недель, мудрецы постановили читать в три субботы периода «меж теснин» ѓафтарот 1, в которых повествуется о бедствиях. А в семь суббот после 9 ава читают семь ѓафтарот со словами утешения (см. Шульхан арух, 428, 8, на основе сказанного в Мидраш Псикта).

Бэмидбар (Числа), 25:10-30:1

В награду за то, что Пинхас, внук Аарона, возревновав за Всевышнего, убивает Зимри, главу колена Шимона, и мидьянскую принцессу Косби, Б-г заключает с ним союз мира и дарует ему священство.

После очередного исчисления еврейский народ насчитывает 601730 мужчин в возрасте от 20 до 60 лет. Моше получает указания о том, как Святая Земля должна быть по жребию разделена между коленами и семействами Израиля.

Статус малых постов в наши дни

Когда, после разрушения Первого Храма, пророки установили четыре поста, они взяли за образец пост Йом Кипура, поскольку мудрецы, как правило, выносят постановления по примеру заповедей Торы. Как пост Йом Кипура длится полные сутки, так постановили пророки и в отношении четырех малых постов. В Йом Кипур установлены пять запретов: есть и пить, мыться и умываться, умащать тело, носить кожаную обувь и вступать в интимную близость; те же самые запреты относятся и к постам в память о разрушении Храма. Эти законы евреи соблюдали все семьдесят лет Вавилонского изгнания.
Когда же евреи взошли из Вавилона в Землю Израиля, чтобы отстроить Второй Храм, малые посты были отменены, а их дни стали днями радости и веселья. Об этом сказано (Зхарья, 8:19): «Так сказал Господь Цеваот: пост четвертого (месяца тамуза) и пост пятого (9 ава), и пост седьмого (3 тишрея), и пост десятого (10 тевета) будет для дома Йеѓуды радостью, и весельем, и праздниками хорошими, и правду и мир любите».

01. Установление постов

После того, как Первый Храм был разрушен и народ Израиля отправился в изгнание, пророки установили посты в память об этих трагических событиях, чтобы народ скорбел о разрушенном Храме и о том, что был изгнан со своей земли. Пророки хотели, чтобы народ раскаялся в совершенных грехах, которые послужили причиной всех страданий и бедствий, выпавших на долю Израиля с той поры и до сегодняшнего дня.
10 тевета был установлен пост, потому что в этот день вавилонский царь Навуходоносор начал осаду Иерусалима. В тамузе был установлен пост, потому что в этом месяце была пробита стена Иерусалима. 9 ава был установлен пост, потому что в этот день был разрушен наш Храм. 3 тишрея был установлен пост в память об убийстве Гедальи бен Ахикама, который возглавил евреев, оставшихся в Иудее после разрушения Первого Храма. С его смертью был уничтожен последний очаг еврейского суверенитета в Земле Израиля.

Страница 1 из 6

Поиск

Деятельность Ребе

Синагога Бродского

Пиркей авот

Зажигание свечей

 

Ребе не игнорирует тот факт, что современная женщина работает, занимается общественными делами, а не выполняет только домашние обязанности. Ребе принял во внимание все существующие факты, чтобы извлечь из них максимальную выгоду. То есть, Ребе не приказал женщине вернуться домой, как ей подобает, напротив, Ребе требует от женщины использовать все свои силы, например, силу влияния в пользу Торы и заповедей.

Он направил это стремление женщины к равноправию в духовность, воспитание и другие ценности. Ребе потребовал от женщин выйти из дома и распространять свет Торы в своем окружении. И даже если женщина занимается, на первый взгляд, материальными делами, как, например, дизайн одежды, то и там она соблюдает все правила, такие как скромность, и также влияет на других женщин, чтобы и они одевались соответственно. Вместе с этим она растит и воспитывает детей, живущих по законам Торы и соблюдающих заповеди, тем самым выражая свой огромный женский еврейский потенциал.

Важно отметить, что вместе с этим Ребе не отказывается от основных вещей: семьи и скромности. Все, чем занимается женщина для достижения своих целей, должно соответствовать законам скромности в одежде и поведении и, естественно, не должно мешать созданию большой семьи и воспитанию детей.

Ребе с самого начала своего лидерства беспокоился о том, чтобы вся деятельность женщин была организована таким образом, чтобы они смогли еще чему-то научиться и влиять на других женщин. На этих принципах Ребе создал большую женскую организацию «Общество женщин и девушек Хабад», то есть Ребе предвидел появление женских организаций по всему миру, и уже 60 лет назад он создал свою организацию, в которой до сегодняшнего дня с удовольствием состоят тысячи женщин.

Указания Ребе женщинам затрагивают многие сферы. Если мы попробуем перечислить их, то увидим, что это дом, что, в сущности, является главной обязанностью женщины - отношения с мужем, создание семьи, воспитание детей, кашрут, зажигание шабатних свечей, скромность, изучение Торы и т.д. И вне дома - воспитание еврейских детей, помощь ближнему, создание еврейских центров, помощь роженицам и т.д.

Также Ребе выделил специально для женщин письма с просьбами, указаниями, дающими поддержку. Например, ношение парика после замужества, а не платка, установка цдаки на кухне и вложение в нее денег перед началом приготовления пищи и другое.

Одна из причин того, что Ребе уделил так много времени делам женщин, - исключение распространенной ошибки, что якобы иудаизм не очень ценит женщину в духовной сфере (изучение Торы и т.д.). И поэтому при каждой возможности Ребе отмечает, что именно женщины находятся в центре духовной жизни еврейского народа. Начиная с исхода из Египта, который произошел, как написано, благодаря женщинам-праведницам, дарование Торы, о котором говорится, что Моше обратился с Торой сначала к женщине, а потом только к мужчине, а также будущее избавление придет тоже только благодаря женщине, и более того, именно тогда раскроется наивысшая её значимость.

Женщина получила от Ребе полную уверенность, что именно она главная от природы, даже если не получила образования в университете и не сделала карьеру. Ведь это она исполняет главные функции дома и в семье, и в обществе.

Если в мире, к примеру, рождаемость не определяется как наивысшая ценность, то Ребе показал, что это не является умалением достоинства женщины - рожать много детей, а напротив, этим выражается ее особенная сила, которой нет у мужчины. Это и ответственность (и не только физическая!), которую Всевышний дал только женщине! Также и воспитание детей. Все эти моменты определяются как наиболее важные, чем карьера и общественное и экономическое положение. Это вещи, которые, в сущности, продолжают наш путь, чтоб появилось новое поколение. И только в женской власти и силе это совершить.

Ребе действительно верил в женщину, и это не пустые слова. Это было доказано различными указаниями и особенными назначениями, в частностях и в общем, которые Ребе возложил на женщин, потому что действительно ценил и знал, что у женщины есть такие силы, каких нет у мужчины. Назначение, которое было дано женщине, - находиться рядом с мужем в послании Ребе, чтобы открыть центры Хабад в каждой точке мира и помочь евреям во всем.  Ребе  сказал  - "...у хасидов равноправие между женщиной и мужчиной, и в определенных областях женщины преуспеют даже больше мужчин».

Так представлял Ребе современную женщину. Она центр дома, она центр народа и она строит будущее всего нашего народа.


рабанит Яэль Бергман

по материалам сайта  jewishwoman.ru

 

Ребецн Хая Мушка Шнеерсон. Дочь предыдущего, шестого Любавичского Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона (Раяца), она родилась в субботу 25 адара 5661 (1901) года в местечке Бабиновичи, недалеко от столицы хасидизма Хабад — Любавичей. Когда она была еще маленькой девочкой, ее дед, пятый Любавичский Ребе Шолом-Дов-Бер (Рашаб), завел однажды разговор о том, за кого предстоит выдать ее замуж, и сказал: «Стоит подумать о сыне Лейвика» — то есть о Менахеме-Мендле, юном сыне раввина г. Екатеринослава, известного хасида и каббалиста рабби Леви-Ицхака Шнеерсона. Но сватовство осуществилось много позже, в 1924 году, когда Раяц со всей семьей переехал в Ленинград.

Как дочь Любавичского Ребе, ставшего религиозным лидером еврейства в Советской России 1920-х годов, и как невеста его помощника, самоотверженно исполнявшего опаснейшие поручения Раяца и жившего фактически на нелегальном положении, Хая-Мушка также подвергалась постоянной опасности. Она проявляла поразительную силу и твердость духа: известно ее бесстрашное поведение в момент ареста ее отца (15 сивана 1927 года), смелые слова, которые она бросила в лицо «евсеков»[2], предателей еврейского народа, разоблачив их ложь и лицемерие. И она первая запустила процесс, который в конечном счете привел к спасению и осво­бождению ребе Раяца. Когда в их квартире шел обыск, Хая-Мушка стояла у открытого окна и вдруг увидела, что к ней идет жених. Перегнувшись через подоконник, она негромко и выразительно проговорила: «У нас — гости». Менахем-Мендл сразу понял, что это значит, и поспешил в германское посольство. Благодаря этому уже на следующий день утром в европейских газетах появилось сенсационное сообщение: «В Совдепии арестован Любавичский Ребе», и тем самым план тайно арестовать и расправиться с Ребе прежде, чем об этом станет кому-либо известно, был сорван.

Когда смертный приговор Раяцу был заменен на ссылку в Костроме, Хая-Мушка поехала туда с отцом, чтобы заботиться о нем и обеспечивать ему нормальный быт. И она же, узнав о приказе об освобождении Ребе, послала телеграмму в Ленинград с этой доброй вестью.

Когда осенью 1927 года ребе Раяц готовился к отъезду из Советской России, он включил жениха Хаи-Мушки, Менахема-Мендла, в список членов семьи. Это вызвало сопротивление со стороны советских чиновников, и один из них насмешливо сказал Ребе: «Ну, ты-то легко найдешь любого жениха для твоей дочери и за границей!» На что Ребе ответил с чрезвычайной серьезностью: «Нет, такого жениха больше нигде не найти». Он поставил условие: если не выпустят Менахема-Мендла, то и он сам не уедет добровольно. Поскольку советские власти старались как можно скорее отделаться от еврейского религиозного лидера, причинившего им столько неприятностей и внутри страны, и за границей, они согласились на это условие.

Свадьба Менахема-Мендла и Хаи-Мушки состоялась 14 кислева 5689 года (27.11.1928) в Варшаве в помещении любавичской ешивы «Томхей тмимим». Перед началом бракосочетания ребе Раяц провозгласил: «Во время свадебного веселья из Мира Истины приходят души трех поколений отцов жениха и невесты. Так — у всех, но у некоторых больше и еще больше. Сейчас я скажу маамар, чтобы пригласить сюда души всех Рабеим: пусть придут и благословят молодых». И Ребе произнес знаменитый маамар «Леха доди», в который вплетены отрывки маамаров всех глав Хабада, начиная с Алтер Ребе, и с тех пор эти слова повторяют на всех свадьбах хасидов Хабада.

С этого времени жизнь Хаи-Муш­ки оказалась полностью посвящена мужу: она во всем помогала ему, духовно поддерживала и создавала максимально удобные условия для жизни и учебы. Вместе с ним она жила в Берлине, где рабби Менахем-Мендл учился в университете, и бесстрашно отправилась в самое логово нацистского зверя, чтобы получить разрешение на выезд во Францию. Трудности возникли, когда оказалось, что ее девичья фамилия — такая же, как у ее мужа, но ей удалось найти объяснение, которое служащий принял, хоть и очень неохотно. «Когда мы придем в Париж, — пригрозил он, — мы вас еще проверим».

Рабби Менахем-Мендл снова принялся за учебу — теперь уже в парижском Политехническом институте, а ребецн была его надежным тылом. Вместе они бежали в неоккупированную часть вишистской Франции, и только благодаря неизменной поддержке жены рабби Менахему-Мендлу удавалось продолжать самому учить Тору и преподавать ее другим, а также помогать евреям исполнять заповеди Торы даже в экстраординарных условиях войны. Вместе с мужем ребецн прошла через все треволнения, связанные с получением американской визы, и наконец они буквально чудом отплыли на пароходе из пылающей огнем мировой войны Европы.

28 сивана 5701 года (23.06.1941) Менахем-Мендл и Хая-Мушка Шнеерсон сошли на американскую землю, здесь и начался новый этап их жизни. Ребе Раяц возложил на своего зятя огромные полномочия по руководству рядом хабадских учреждений. Р. Менахем-Мендл отвечал за все, что касалось образования и воспитания юношества и в особенности издания книг по хасидизму. А 10 швата 5711 года (17.01.1951), ровно через год после кончины тестя, ребе Раяца, рабби Менахем-Мендл принял на себя руководство движением Хабад и стал седьмым Любавичским Ребе. Жизнь ребецн Хаи-Мушки, соответственно, обрела новый смысл. И в этой роли она осталась неизменной в своей преданности мужу, любви к нему и действенной поддержке во всех его начинаниях и свершениях. Супруга самого известного руководителя еврейского народа в последних поколениях, она всегда оставалась в тени, неузнанной и незнакомой подавляющему большинству людей.

Мы в социальных сетях